Главная arrow ... образ жизни arrow День, когда доллар умрет ...

Видео:

 

Партнеры:

Спонсор раздела:




Спонсор раздела:




Спонсор раздела:




Спонсор раздела:




Спонсор раздела:

Статьи:

Анализ оккультных символов в Bank of America

Фрески Bank of America – ещё одно свидетельство существования некого тайного замысла элиты, который хранится втайне от «непосвящённых». Гигантские фигуры хоть и выставлены на всеобщее обозрение, но явно рассчитаны на понимание немногими избранными. В них отражена философия элиты, их оккультных знаний и планов на будущее. Как и все произведения искусства, фрески можно интерпретировать на разных уровнях и прийти к разным выводам.

Однако, трудно не обратить внимание на повторяющиеся сюжеты фресок Bank of America и Международного аэропорта в Денвере. Нельзя не заметить, как они перекликаются с содержанием надписей на Скрижалях Джорджии (крупный гранитный монумент в округе Элберт в штате Джорджия, который содержит надписи на восьми современных и четырёх древних языках; первая из них гласит: «Пусть земное население никогда не превышает 500.000.000, пребывая в постоянном равновесии с природой»; прим. mixednews). Во всех этих странных местах мы находим одни и те же оккультные символы, предсказания «новой эры», презрение к массе непосвящённых, восхваление репрессий и войны, и т.д. Согласованность в их символизме, тоне и содержании очевидна.

 
День, когда доллар умрет ...
Душераздирающая история о кончине Его Величества Доллара, написанная американцем. Вообще был приятно удивлен тем, что и в Америке есть люди, которые готовяться к реальному (экономическому), некиношному апокалипсису.

Предисловие автора:

Эта история - вымышленный сценарий дня, в который умрёт доллар. Я хочу не вызвать этим текстом ужас или ненависть, но - дать каждому понимание некоторой возможной перспективы. Несмотря на распространённую веру и обещания тех, кто желает Вас ограбить и отобрать Ваши сбережения, коллапс доллара может занять всего лишь часы, а не дни.
Джон Гальт.

21 февраля, 2012, 22:00

Майка, после того, как он разгрузил свой грузовик в Фарго, отделяло менее часа езды от его дома в Миннесоте, но он знал, что следует подзаправиться, чтобы в этот воскресный вечер гарантированно доехать до дома. Он завернул на заправку Петро Трак Стоп сразу на выезде из Фарго и выпрыгнул из кабины на резкий мороз (-20) - он не мог поверить, что в 10 часов вечера мороз уже так силён. Он засунул свою заправочную карточку в колонку и подготовился выбрать следующий пункт меню, когда на табло появилась надпись <СВЯЖИТЕСЬ С ПЕРСОНАЛОМ>. Ругнувшись, он решил, что это некая проблема с карточкой и решил воспользоваться <МастерКард>. Снова появилась надпись <СВЯЖИТЕСЬ С ПЕРСОНАЛОМ>. <Какого чёрта?> - подумал Майк, обратив, наконец, внимание на длинную очередь водителей, возбуждённо спорящих о чём-то с работниками заправки...

21 февраля, 2012, 23:00

Том закончил свою смену на складе компании <Нестле> в Хемптоне, штат Джорджия, ровно в 11 часов вечера и решил, по причине слухов, которых он только что начитался на форуме, что стоит по дороге домой прикупить пару-другую консервных банок и туалетную бумагу в местном <Вал Марте>. Хотя это и была воскресная ночь, они работали круглосуточно и находились всего в пяти минутах от его дома. Когда он зашёл в магазин, его рот раскрылся от удивления. Торговля бурлила, как после Дня Благодарения, все кассы работали, по залу бродила толпа покупателей. <Боже мой!> - задыхаясь, подумал он, схватив и толкая последнюю оставшуюся тележку, у которой наполовину заклинило одно из колёс. Добравшись до отдела с бумажными товарами, и оглядев полки, затем он заметил работника магазина, кто и сам выглядел потрясённым. <Сынок, какого черта <валмарт> распродал все свои запасы туалетной бумаги?> - закричал Том на этого молодого паренька. <Сэр, я не знаю, что происходит. Конец света? Если честно, мне слегка тревожно>, - ответил тот, заикаясь. Том сообразил, что парень не тот, кого следует винить, и немного успокоившись, сказал ему: <Сынок, я тоже толком не знаю, что происходит. Наверное, снежная буря ожидается. А к Вам когда приходит следующая поставка?>. Парень, понизив голос, сказал - <Ожидается пара машин в 2 часа ночи и, будь я на Вашем месте, я бы их дождался>. С этой информацией, Том выбрался наружу, сел в машину и, примерно в полночь, набрал номер жены, чтобы сообщить ей, что задержится, чтобы дождаться этих машин:

21 февраля, 2012, 17:30

В моём хозяйстве во Флориде шёл обычный воскресный вечер- чудесный обед, прекрасная погода и, конечно же, возможность обсудить с друзьями по интернету последние события в мире. Последней важной новостью было то, что в пятницу, 19 февраля, индекс доллара упал до уровня 69.07, обновив исторические рекорды минимума, ниже какого-либо известного уровня технической поддержки. Налив стакан вина, в 5 вечера я уселся перед компьютером, чтобы посмотреть праздничные салюты в Азии по поводу китайского Нового года, а также посмотреть сводки новостей с азиатских бирж. Я заметил, что биржи Ближнего Востока закрылись в ужасном состоянии. Израиль закрылся через три часа после открытия с падением 22%, сауды - через час после открытия с падением 41%. Другие биржи не открывались вообще или были просто закрыты по причине ввода чрезвычайных положений. Когда я переключился на <Блумберг>, ожидая услышать повтор новостей, какая-то бабёнка зачитывала слухи из интернета о том, что генеральные директора <Сити Групп> и <Бэнк оф Америка> встречаются с 11 утра с руководством ФРС. Похоже, пришёл момент убрать портвейн и распечатать более серьёзный напиток. Торги по золоту закрылись на рекордной отметке в 1289 долларов, побив предыдущий результат на 37 долларов. Я предположил, что оно и дальше, с учётом всей этой нестабильности на мировых биржах, будет рвать вверх. Я начал шариться по всем форумам и новостным лентам, как сумасшедший, в поисках чего-то типа атаки на Иран или начала войны где-то ещё, но ничего не нашёл. В 18-00 <Си-Эн-Би-Си> прервало программу с новостями из Нью-Йорка вместо обычного - из Австралии или Токио, чтобы также сообщить о встрече ФРС с руководством ведущих американских банков. <Блумберг> также прервал новости из Азии, чтобы рассказать об этой встрече, но без уточнения ни о целях встречи, ни о прочих её участниках. Когда открылись биржи Новой Зеландии, индексы сошли с ума, но, на удивление, рванули вверх, а не вниз. Их индекс вырос на 11%, пробив уровень 3900.

Но на самом деле, это всё это уже были мелочи. Дело в том, что когда начались торги на фьючерсы на вечерней сессии в Чикаго, где бы вы в мире ни находились, вы бы бросились смотреть следующие цифры, так как они были поражающие:

Золото - рост с 1212,15 до 1501,15 долларов
Серебро - рост с 39,13 до 81,06 долларов
Индекс доллара - падение на 9,5869 или свыше 14% до 59,4830
Индекс US S&P - падение на 49,13
Индекс Dow - падение на 472
Индекс Nasdaq - падение на 135

Боже мой! Ночь начиналась весьма необычно, и мой телефон начал разрываться, как и почтовый ящик на компьютере. Паника на лице комментатора Берни Ло, когда он приступил к обсуждению происходящего в прямом эфире, была очевидной, но, к счастью, он сообщил, что Джим Роджерс скоро составит ему компанию. Когда в 18:09 был запущен блок рекламы на скролле внизу экрана значилось - <Торги по фьючерсам на акции превысили лимиты. Торговля приостановлена до понедельника>.

В 18:15 евро торговался по 1,92 доллара, Киви (доллар Новой Зеландии) по 1,26, доллар Австралии по 1,39, канадский доллар по 1,33. Доллар вошёл в полномасштабный коллапс и мир, чтобы избежать побоища, переносил деньги куда мог. Пока биржи Новой Зеландии пытались прийти в себя, в 18.27 пришло сообщение, что Новая Зеландия приостанавливает хождение долларов США на 72 часа до тех пор, пока ФРС не примет мер по стабилизации ситуации. Это мгновенно обернуло предыдущий бурный рост индекса на их биржах в крупный обвал на 17% за менее чем 3 минуты и, вскоре, торги были приостановлены. Вместо того, чтобы смотреть, что случится дальше, я решил сбегать в магазин неподалёку, чтобы снять там в банкомате 500 долларов и вернуться к часовым новостям.

21 февраля, 2012, 19:00

Биржи Австралии попытались открыться, но, по причине диспропорции балансов, на 27 минут позже срока. Потом в Австралии началось неистовство покупателей, доллар Австралии продолжал полёт вверх, как и золото, подскочившее менее чем за два часа торгов на 273,20 доллара. Чикагская биржа собиралась сделать заявление в 20:00, и мир затаил дыхание - снова в США случилось что-то плохое. Все ломились на иностранные рынки, чтобы сбежать от американской катастрофы куда подальше. Вскоре после открытия, Австралия последовала примеру Новой Зеландии и приостановила обращение доллара США до дальнейшей нотификации. В Японии было всё тихо, так как в 19:00 они объявили о закрытии бирж, но, как было заявлено центробанком Японии, массивное движение в иену вызвало серьёзную озабоченность. Йена менее чем за час торгов выросла с пятничных 79,8213 до 48,7326 за доллар. Доллары были никому не нужны и, как стало вскоре понятно, ещё меньшему числу людей был нужен британский фунт. Впервые в истории фунт стоил менее 100 иен, он в своей смертельной спирали присоединился к доллару.

21 февраля, 2012, 20:00

Интернет кишмя кишел. Форумы были заполнены рекордными количествами участников. Циркулировали слухи о вводе военного положения, банковских каникулах, тайных войнах и других сумасшедших вещах. Мои телефонные переговоры и электронная почта сообщали, что что-то идёт очень, очень неправильно. Пара приятелей позвонили мне, чтобы рассказать о последствиях аукциона по 30-летним облигациям США, который провалился в предыдущий четверг. <Сити банк> и <Бэнк оф Америка> имели огромное количество CDS-деривативов, которые страховали держателей от риска падения доходности по облигациям США, и скачок доходности по облигациям до 6,05% на проваленном аукционе означал, что каждый их этих банков влетел по меньшей мере на 400 миллиардов долларов каждый. Эти деривативы, которые были задуманы как способ предотвращения коллапса, реально его и запустили, но никто ничего официально не подтверждал, в то время нью-йоркское отделение ФРС походило на военную зону с сотнями камер и репортёров, бесконечно рассуждающих на всех каналах.

21 февраля, 2012, 21:00

Я не знал, кому и чему верить, но когда <Блумберг> запустил выдержку из интервью Джима Роджерса, где тот сказал - <это выглядит как валютный коллапс и, если Вы не были к нему готовы, Вы банкрот>, то это было похоже на правду. Чикагская биржа была закрыта распоряжением СЕК, это было серьёзным событием, но это всё равно ожидалось, так как никто не был в силах удовлетворить спрос на драгоценные металлы, последняя котировка золота перед закрытием была 1579 долларов за унцию и, более того, даже обычные металлы показали сумасшедшие котировки вроде 6,79 доллара за медь! Биржам Шанхая при открытии было приказано допустить до торгов только отечественных участников, и все интернациональные сделки были запрещены, как и торговля в долларах США так, чтобы Китай мог разобраться со своей банковской ситуацией без участия внешних факторов. К сожалению, возник и вскоре подтвердился слух, что китайские силовые подразделения взяли под контроль все подразделения американских и британских банков на своей территории. Это только усилило панику, уже ощущаемую и в интернете, и в эфире. А новости, полученные в завершение часа, были ещё более шокирующими.

21 февраля, 2012, 22:00

Си-Эн-Эн начала час, посвящённый теме <Финансовый кризис 2012>, с горячих новостей - двое менеджеров хедж-фондов совершили самоубийство в своих офисах в Нью-Йорке. Это не помогло вернуть уверенность, как и заявление секретаря казначейства Тимоти Гайтнера в 22:09, что <правительство полностью контролирует ситуацию, а паника в мире ничем не обоснована>. Когда он закончил с заверениями, что биржи, вероятно, откроются утром в положенное время, смешки, раздавшиеся от ведущих, достаточно явно сообщили, что реально происходит.

21 февраля, 2012, 23:00

Каким-то образом съёмки того, как генеральные директора <Голдман Сакс> и Джи Пи Морган входят в здание нью-йоркского офиса ФРС, попали в эфир, вызвав ещё больше дискуссий и натуральное чувство паники, охватившее каждого. Сообщения, что кредитные карточки перестали работать, поступали со всех концов страны уже два часа, но никаких комментариев от <Виза> или <Мастер Кард> пока не последовало.

22 февраля, 2012, 00:00

Паника признана официально. Сообщения местных станций, что полки магазинов опустошены, а банкоматы пусты и никто их вновь не заполняет, попали на федеральные каналы. Даже моя местная служба новостей сообщила, что попытка получить доступ онлайн к счёту их репортёра была безуспешной, а на сайте банка они увидели лишь пугающее сообщение об ошибке <404-NOT FOUND>

22 февраля, 2012, 01:00

WCBS сообщила, что на заправках Нью-Йорка и Нью-Джерси исчез бензин, хотя кредитные карточки они перестали принимать ещё раньше. На прочих каналах не было ничего нового, они делали повторы из ранее сообщавшегося. Мировые рынки были закрыты и все затаили дыхание в ожидании утра.

22 февраля, 2012, 02:00

Пока я боролся со сном, выступил глава нью-йоркского отделения ФРС Денис Хьюджес, Димон Бланкфейн и, неожиданно, Бен Бернанке. Хьюджес немедленно передал слово Бернанке, заявившего, что Президент обратится к нации в 7 утра, сам он чувствует, что кризис предотвращён, и все должны сохранять веру в политику сильного доллара и в банковскую систему. После завершения этого официального заявления, Блумберг переключился на банковского аналитика из Сингапура, который сказал, что США сейчас представляет из себя гигантскую дымящуюся чёрную дыру в земле, и единственное, что имеет смысл сейчас сделать - вернуть эти ничтожные доллары <ТОЙ> нации назад, чтобы <ОНИ> могли их сжечь, для того, чтобы согреться.

22 февраля, 2012, 02:00

На форуме сообщили, что военная полиция ставит посты на дорогах в Вашингтон. Но не было ни видео, ни других подтверждений. Я поставил будильник на 5 утра и решил вздремнуть - так как не хотел пропустить ничего из этого дня, который останется навсегда в истории США.

22 февраля, 2012, 05:09

Ударив по кнопке выключения будильника, я понял, что заснул с включённым компьютером и телевизором. На экране был канал CNBC и счётчик времени с подписью <до выступления президента осталось> жирным красным отсчитывал время до 7:00. Я? наполовину ещё не проснувшись, пробежался по каналам когда заметил анонс <горящие новости> на Си-Эн-Эн, они показывали видео из Атланты, снятое с вертолёта, где были показаны военные патрули, перекрывшие все улицы вокруг отделения ФРС в Атланте. Холодок побеждал по спине, и я кинулся к компьютеру, где меня поджидало более двух сотен непрочитанных сообщений об отсутствии товаров в магазинах, выходе из строя ряда интернет-ресурсов, проблемами с кредитными картами, и, самое ужасное, отсутствии бензина на заправках. Другой шокирующей новостью стала приостановка международных перелётов, так как поставщики топлива перевели в 2:30 все авиалинии на оплату немедленно по факту поставки. Каскад эффектов, даже для тех из нас, кто видел и предупреждал о надвигающихся событиях заранее, был поражающим.

22 февраля, 2012, 05:30

Несколько европейских бирж открыли торги, в координации с ближневосточными, но падения были столь серьёзными, что в течение 10 минут после начала торгов они были остановлены властями на всех:

Россия -35%
Саудовская Аравия -43%
Израиль -22%
Швейцария -17%
Германия -41%
CAC 40 -29%
FTSE100 -32%

Евро снова выросло на 10% относительно доллара, а швейцарский франк стоит свыше 1,40. пока дискуссии касательно будущего доллара США ускорялись, банки Европы, чтобы предотвратить нашествие вкладчиков, закрывались - одна страна за другой. К сожалению британцев, фунт стерлингов торговался так плохо, что достиг на некоторых торговых площадках уровня трети евро. К концу часа федеральные каналы показали видеозаписи беспорядков рядом с офисами банков из Франкфурта и Глазго. В 5:55 новости были прекращены экраном с надписью <Обама и Бернанке выступят перед нацией в 6:00>.

22 февраля, 2012, 06:00

Речь была весьма напыщенной. Обама объявил банковские каникулы на неделю. На неделю были прекращены все транзакции с карточками и вкладами. Все финансовые биржи закрывались до специального уведомления. Все ипотечные выплаты и чеки приостанавливались на 30 дней, без штрафов за просрочку согласно Федеральному Закону. Все школы, частные и общественные, закрывались на 72 часа. В Вашингтоне объявлялось военное положение, и всем жителям города приказано соблюдать комендантский час с 8 вечера до 8 утра. После него выступил Бернанке, чтобы объявить, что Обама, Тимоти Гартнер и все директора ФРС, включая его самого, вылетают в Женеву на чрезвычайную встречу G-20, МВФ, Мирового Банка, и рабочей группы ООН по финансовой стабильности. Кроме того, Бернанке объявил о национализации <Сити Групп> и <Бэнк оф Америка> и помещении их под протекцию FDIC (Федеральная корпорация по страхованию вкладов, федеральное агентство США для страхования депозитных вкладов, размещённых на счетах в банках. FDIC охватывает все банки, входящие в Федеральную резервную систему и другие кредитные учреждения - прим. ред.), о чём расскажет подробнее в 8:00 Шейла Барр. В завершение выступления, измождённый, что было видно невооружённым взглядом, председатель ФРС уверил нацию, что стабильность денег - единственная цель встречи мировых финансовых лидеров. Я заметил, что он не добавил, о каких именно деньгах идёт речь.

22 февраля, 2012, 08:00

К этому времени ни Си-Эн-Би-Эс, ни <Фокс>, ни <Блумберг> ни о чём больше особо не говорили, как и местные и кабельные каналы. Америка молилась и вопила. Изначальный анонс о поглощении FDIC-ом двух крупнейших банков планеты был очень коротким, однако последующее выступление Мисс Барр заставило всех вздрогнуть, когда она сообщила, что <о дальнейшей консолидации будет сообщено в течение 72 часов>. Медиа было шокировано, когда Канада сообщила, что откроет свои биржевые площадки на два часа, а их банки будут работать для всех отечественных клиентов с 10 утра до полудня. Все ведущие на телевидении смотрели друг на друга и удивлялись - <Как это возможно?>.

22 февраля, 2012, 09:00

Я забыл сказаться на работе больным, но владелец компании сам мне позвонил, чтобы поговорить о происходящем. Он без проблем понял, почему я дома, он и сам объявил всем работникам, что в полдень закрывается и откроется вновь лишь тогда, когда мы сможем собирать реальные деньги за наши товары. Мы договорились, что я ему позвоню позднее или мы, если погода позволит, встретимся с бутылочкой на поле для гольфа. Тревожное видео с директорами ФРС, Гейтнером и Обамой, заходящими вместе в президентский самолёт для отлёта в Женеву, выбило меня из колеи.

22 февраля, 2012, 10:00

Канадский рынок открылся ростом на 10% в первые 10 минут торгов, после чего упал на 31% к 10:30. Самое страшное было в том, что канадский доллар продолжал расти, несмотря на то, что торги на товарной бирже были остановлены, и никто не знал сколько, к примеру, стоило золото, если бы торги продолжились.
Этот день был одним шоком после другого. Президент и его сопровождение прибыли в Швейцарию на встречу с другими лидерами, но о результатах встречи было рассказано мало. Сообщения о банках, которые закидывают зажигательной смесью сумасшедшие, поступали из разных мест США и заставляли думать нас о том, что будет дальше. В 20:00 обычная программа была прервана блоком <Новости Агентства по управлению чрезвычайными ситуациями (FEMA)>, который длился десять минут и с тех пор повторялся каждый час с крайне малым количеством информации, если она там вообще содержалась, что даже вызвало больше паники среди граждан. Сегодня я видел смерть доллара в течение часов, хотя я и знал, что его убили месяцы, а, вероятно, и годы назад. Я думал лишь о том, насколько плохим окажется результат встречи в Женеве, где банкиры и политики будут продавать наши души, чтобы спасти свои задницы.
Кроме того, я думал, когда я смогу заснуть снова.

День, когда доллар умрёт. Часть 2

Курсивом ниже я расписываю вымышленные события, которые, как я считаю, могут случиться в будущем. Я описываю недельный валютный кризис, созданный правительством США, и то, как он будет выглядеть в глазах блоггера, водителя грузовика и менеджера склада. Может показаться, что описанный мной кризис в нашей стране произойти не может, но давайте задумаемся, насколько надо напрячь фантазию, чтобы прийти к тем выводам, к которым пришёл я? Каждый отдельный человек может отреагировать на историю по-своему, каждую её составляющую можно поставить под вопрос. Однако вашим покорным слугой поставлен вопрос: почему и каким образом цепь событий может произойти так стремительно и без предварительного предупреждения? Те, кто читал мои работы и мою страничку с конца 2005 года, когда мои друзья в недвижимости и финансовой сфере открыли мне глаза и предложили красную пилюлю, чтобы я мог понять глубину финансового мошенничества, укоренившегося в нашей нации и большей части западного мира, успевшего обвенчаться с нашей глупостью (прим. перев. - английское предложение также осталось незаконченным).

Чтобы не ограничиваться рассказами про то, как я представляю себе такой период времени, позвольте начать со вступительной оговорки и комментария по сегодняшней ситуации на рынках, чтобы показать вам, что происходит. Постоянные читатели моей странички знают, что я уже некоторое время проповедую Правило 1-3-6, так что моих новых гостей я сейчас быстро введу в курс дела. В 2008 и 2009 годах на пике финансового кризиса доходность облигаций Казначейства США сроком действия на 1, 3 и 6 лет стремительно упала до 0,00%, а в некоторых случаев и до отрицательных значений. В остальное время доходность лишь слегка превышала 0%. Давайте начнём с короткого путешествия назад во времени, обратившись к новости от <Рейтерс> от 20 апреля 2009 года под заголовком <Процентная ставка по векселям казначейства США упала из-за опасений в банковской сфере> (http://www.reuters.com/article/companyNewsAndPR/idUSN2050318220090420 ).

Сегодня, как утверждает Си-Эн-Би-Си, эти ставки составляют:

1 месяц: 0.01%
3 месяца: 0.01%
6 месяцев: 0.11%

Как ни крути, это просто абсурдный уровень процентного дохода. Однако, если сопоставить их с последним <официальным> отчётом об инфляции, становится ясно, что вы фактически платите правительству десять центов с каждого доллара за удержание ваших денег. Лучше описать происходящее может отчёт с сайта <Бондсонлайн> на 16.26,

19 ноября 2009 года:

Перевод таблицы: Заголовок - Облигации Казначейства США (16:26, 19 ноября 2009). Названия колонок - Срок исполнения, доходность, вчера, на прошлой неделе, в прошлом месяце, изменение доходности. Названия строк - 3 месяца, 6 месяцев, 2 года, 5 лет, 10 лет, 30 лет.
Перевод графика: Заголовок - доходность облигаций Казначейства США. Линия - суммарная доходность.
Так что я говорю не голословно. Миллиарды долларов вливаются в краткосрочные облигации Казначейства по сути, для того, чтобы заплатить государству за услуги по <хранению> или удержанию их денег следующие 30-91 дней. И напрашивается вопрос: почему? Я предлагаю простые ответы, которые уже не раз оглашались до меня: наша финансовая система работает так же хорошо, как хорошо летает самолёт, врезавшийся в гору на 500 узлах (926 км в час - прим. ред.). На разных уровнях выдача кредитов ограничена, а то и вовсе остановлена, а иностранные государства, уставшие быть спонсорами нашей внутренней вечеринки, ставят под сомнение роль <банкира на худой конец>, которую играет наше правительство. В августе этого года началось внезапное изменение доходности краткосрочных облигаций, которое с тех пор только ускоряется. Это совпадает с тем, что происходит в моей истории про вымышленную смерть нашего доллара. Я продолжу свою историю и выделю новости и соответствующие статьи со ссылками в треде, который создам позже. Это поможет читателям понять, каким образом я пришёл к этим теоретическим заключениям.

Праздник вот-вот закончится. Давайте ещё раз взглянем, на что может быть похоже оставшееся после него похмелье:

Продолжение:

<Ага, съезд на Линкольн Авеню, спасибо тебе, Господи, за то, что доставил меня домой!> - таковы были слова Майка, измождённого и усталого водителя, который увидел приближающийся съезд со скоростного шоссе. У него оставалось чуть более половины бака бензина, так что его грузовик мог продолжать движение через морозную ночь в Миннесоте. Однако он был слишком раздражён событиями того дня, из-за которых никто не отвечал на телефонные звонки в офис и на его сообщения через Куолкомм (судя по всему, автор имеет в виду оборудование для слежения за перемещением транспортных средств от компании Qualcomm, пользующееся популярностью у перевозочных компаний - прим. перев.). Майк провел семь часов, чтобы заправиться в Фарго, поскольку баки были пустые, а последняя цистерна бензина, которую послала Петро приехала всего три часа назад. Из-за этого Майк отправил своему диспетчеру ядовитое сообщение, в котором рассказал про лёд и мороз и выдвинул предположение, в каком отверстии на теле диспетчера из Атланты им самое место. Ну а здесь, на трассе Ай-94, было шесть утра и дороги были, как всегда, заполнены грузовиками. Однако, Си-Би радио (радио, работающее на гражданских диапазонах - прим. перев.) с шипением обсуждало слухи о резком спаде в банковском секторе и экономическом коллапсе. <Хорошо, что на моём Сириусе (система спутникового радио - прим. перев.) есть канал 'Большая дорога'> - думал Майк, направляясь домой под песни Джонни Кэша.

В шесть утра с копейками, переключаясь на пониженную передачу на съезде с шоссе, он заметил, что один из его соседей, помощник шерифа Монктон, стоял в окружении сигнальных огней внизу съезда и подмигивал ему фарами. Майк подкатился ближе, опустил стекло и крикнул: <Привет, Джек! Какого чёрта ты отмораживаешь здесь хвост в такую рань?>. Помощник шерифа откинул закрывающий лицо капюшон парки, глотнул кофе и сплюнул, освободив место во рту для ответа: <Майк, ты не поверишь. Мне приказали закрыть этот съезд. В ближайшие десять дней пропускать буду только местных жителей - так приказали шериф и мэр Хиллегест. Мы должны разворачивать всех, кто сюда заедет, и отправлять их на старые съезды 52 и 210. Надеюсь, ты домой, там ходят совсем дикие истории!> Майк сделал большой глоток кофе и стёр его остатки с тут же замерзшей на тридцатиградусном морозе бороды. Только после этого он смог обратиться к помощнику шерифа: <Я еду домой и начну готовиться. У меня треть кузова свинины от Ай-Би-Пи, которую я должен завтра доставить в Дулут. Однако сейчас, похоже, она пригодится нам здесь. Позвони, если нужно будет помочь с патрулями, я запираю эту бандуру>. Помощник шерифа поблагодарил его, без энтузиазма отдал честь и отогнал машину, чтобы пропустить Майка. Майк ещё не знал, что не успеет закончиться неделя, как их маленький городок Фергюс Фоллс станет очень, очень занят.

Тем временем в Хэмптоне, штат Джорджия:
22 февраля 2012 года. 3:15 утра

К радости Тома, он наконец-то заплатил клерку 72 доллара за туалетную бумагу и консервы, которые все вместе стоили 30 баксов. Удивительно, но спустя полчаса, когда Том пришёл домой, его жена встретила его в дверях. <Ну, и стоило покупать эту туалетную бумагу?> - спросила Сэнди. Том с неловкостью посмотрел на свою прекрасную жену, с которой жил уже двадцать лет, и начал говорить, но был прерван её вопросом: <Эээ: что-то я не вижу твою волшебную туалетную бумагу. Где она, пёсик?> Том уставился в землю, ставя на пол первую партию сумок с консервами и первые два ящика крекеров <Салтин>. После этого он начал рассказывать: <Ээээ, ты знаешь, дорогая, на парковке я встретил одного парня, так вот он, знаешь ли, это, как бы, заплатил мне 10 долларов за блок туалетной бумаги, который стоил мне 5,99. Такой идиот!!!> На Сэнди это впечатления не произвело. Строгим голосом, полным отвращения, она сказала: <А если она у нас кончится из-за того, что все магазины закроются, ты дашь мне вытереть задницу заработанными тобою деньгами?>

<Эээ:> - вот и всё, что смог выдавить Том, глядя себе под ноги и плетясь назад в машину, чтобы под покровом ночи забрать еще одну сумку консервированных овощей и пельменей.

23 февраля 2012 года, 1:41 утра

Блин, забыл выключить компьютер. Только посмотрите на эти мейлы и ужасные сообщения! Может, дело в бурбоне или кошмарном сне, но, клянусь, даже в этот поздний час <Послезавтра> - так называла ситуацию пресса - разворачивалось полным ходом: тысячи человек сидели на моих любимых форумах, многие из них просили помочь с инвестициями или рассказать, что надо делать, чтобы выжить. Закончив дела в ванной, я решил, что с тем же успехом могу включить зомбоящик и посмотреть, пришли ли там к осознанию тяжести этого исторического события. Ну, или хотя бы увидеть, хватило ли у наших идиотов, которые помогли создать этот хаос, смелости сделать хоть какие-нибудь заявления из Женевы.

Перепрыгивая с канала на канал, я задался мыслью: покажутся ли в эфире слизняки, вроде Крамера и Кудлова. В своё время мне удалось убедить жену в том, что нужно хотя бы три телевизора, но получилось не совсем так, как я хотел, и пришлось довольствовать двумя, плюс монитором с разделённым на две части экраном, как в те времена, когда я ещё торговал. У неё потрясающее терпение, но она знала, что у меня были подозрения о том, что сейчас происходит. Она всё поняла, и мы выпили бутылку вина, разговаривая на веранде, перед тем, как удалиться на вечерний отдых. К сожалению, меня поманил к себе мой офис, и когда я увидел безумие, творившееся на экране, у меня чуть не взорвалась голова.

И вот в два часа восемь минут на <Бабблвижен> показали специальный выпуск <Быстрых денег>, объявлявший и продвигавший, какие <акции лучше всего покупать>, когда на следующей неделе снова откроются рынки. Какие акции лучше всего покупать? Эти болваны ведут себя так, будто это всего лишь ужин в китайской рыгаловке, на который вам подали протухшее недожаренное мясо - надо всего лишь выплюнуть его и запихнуть в рот другой кусок, только на этот раз подлить побольше соевого соуса! В 2 ночи мое настроение было омрачено прямой трансляцией <Блумберг> из Швейцарии, и их отношение было прямо противоположно той пропаганде, которая раздавалась с других каналов.

Интервью министра финансов Швейцарии Мерца было очень к месту. Он посмотрел в камеру и твёрдо заявил: <Мы не будем приносить в жертву Европу или собственную страну, чтобы спасти США и их совершенно нелогичную банковскую структуру. Сегодня вечером мы опубликуем официальное заявление после того, как президент Обама выступит в 6 часов по женевскому времени>. Я решил, что если я засну, то похмелье станет ещё хуже. Наверное, смогу втиснуть в оставшееся до выступления Обамы время игру в гольф. Единственное - придётся убедить своего босса начать игру в 7:30, а не в 9:30 утра.

05:09 A.M. ET

Кнопка отбоя будильника была приятной на ощупь, но спать было нельзя. Вместо того чтобы в тепле и комфорте заснуть со своей женой, я спал на гостевой кровати, приглушив звук телевизора на случай, если будет активирована система оповещения о чрезвычайных ситуациях из-за того, что коммунистам из Китая надоело слушать отмазки Обамы и Бернарке в Женеве. Конечно же, мной овладело моё параноидальное <я>, заставив встать с постели, побриться, принять душ и с усиленным вниманием прислушаться к местной радиостанции, у которой было исключительное право вещать радиосеть <Блумберг> рано утром. Ловя носом запах кофе, доносящийся из моей кофемашины (если вам интересно, кофе был из <Данкин Донатс>, свежемолотый), я почувствовал, что в сегодняшней утренней программе кое-что было не так. Утренние ведущие Том и Кен появились в эфире на два с лишним часа раньше обычного. Передача <Наблюдение> от Блумберг началась в 5 утра, а это значило, что либо появились важные новости, либо денежные тузы о чём-то очень беспокоятся. Первое интервью они взяли у члена городского совета Нью-Йорка, который с волнением объявил, что удар по городу будет тем сильнее, чем дольше будут закрыты рынки и чем опаснее будут планируемые действия. <Довольно интересно> - подумал я, потому что здесь, на локальном уровне, не происходило ничего такого, что не являлось бы следствием того потрясения, которое разыгрывалось на международной арене. Люди спокойно относились к закрывающимся банкам и заправкам, на которых нет бензина. Именно поэтому я в спешке брился, наклеивая туалетную бумагу на свежие порезы, когда Том Кин заявил, что по оценкам некоторых экспертов, если торги сегодня и начнутся, то индекс Доу Джонса упадёт как минимум на тридцать процентов, даже если разрешат торговать.

06:00 A.M. ET

Приняв душ, я приглушил радио <Блумберг> и включил телеканал <Блумберг>, чтобы услышать, как новый президент ЕС Ван Румпой декламирует следующее: "Для членов Европейского союза доллар США в своём текущем виде больше не является приемлемой резервной валютой и средством платежа в международных торговых отношениях. На встрече этим утром мы объяснили главам других государств и президенту Обаме нашу политику по этому вопросу. Резолюция по нему уже скоро будет завершена, и в 6 часов по центральноевропейскому времени мы объявим наше окончательное политическое решение".

Оцепеневшими руками я ухватился за стакан, наполовину наполненный слегка уже тёплым вином, и залпом его выпил. Быдломасса, как я их нежно называю, вполне вероятно, проспала это объявление, этот Армагеддон для нашей страны. К чёрту. Сыграю в гольф ещё разок перед тем, как всё покатится в пропасть. Это полный бред.

06:25 A.M. ET

Гриль честно дзынькнул, объявляя о готовности моего последнего бублика. Этим утром сливочный сыр был особенно вкусен, как никогда. Мне почти показалось, что лучше просто наслаждаться отсутствием работы, но вместо того, чтобы уйти на покой, я набил голову покорными мыслями из разряда <что на этот раз?> Когда я заходил в свой домашний офис с бубликом на тарелке, моя прекрасная жена уже встала и теперь интересовалась, каков был мой план. Я напомнил ей, что работать сегодня не надо, так что пускай идёт в кровать. Однако она настояла на том, чтобы вернуться в её офис, видимо, для того, чтобы отвечать на телефоны, по которым никто не будет звонить или чтобы кто-нибудь помог ей понять судьбу её правительственных контрактов. Я сказал, что играю с боссом в гольф, так что у меня есть отмазка, по которой я игнорирую то, что творится вокруг. Она уже собралась ответить мне, причём в грубой форме, но я попросил её помолчать, поскольку заговорил премьер-министр Великобритании: "Граждане всего мира, Америки и Великобритании уже давно находятся в особенных отношениях. Те вопросы, которые мы обсуждаем на этом собрании в Женеве не принесут пользы подданным королевы и гражданам остального свободного мира. Великобритания приняла решение удалиться со встречи и принять доллар США в качестве основной резервной валюты для целей международной торговли. Мы всецело ожидаем и принимаем, что американцы выполнят свои обязательства по прошлым и нынешним долгам, которые они имеют перед нашей нацией, поскольку перед лицом этой недозволенной угрозы нашей государственности мы тоже должны быть сильными и стойкими. Корона и орёл выстоят вместе, а если будет на то необходимость, мы выстоим одни. Мы не покинем союзника, который помог нам пережить Вторую мировую и Холодную войны. Таким образом, с точки зрения Великобритании и наших финансовых институтов, встреча здесь, в Женеве, завершена. Начиная с полуночи этого дня, Великобритания отзывает своё членство и инвестиции в Мировом банке и Международном валютном фонде. Всего доброго. Боже, храни королеву>.

06:37 A.M. ET

Я зашёл в туалет. У меня ужасно болел живот.

07:00 A.M. ET

Я закинул сумку для гольфа в кузов пикапа, и в этот момент зазвонил мобильник. Конечно же, это был мой босс. Он сказал, что записал нас в загородный клуб, но на сокращённую игру - только 9 лунок - поскольку он хотел увидеть, что сегодня в полдень скажет президент Обама и остальная часть <Большой двадцатки>. Зарегистрировавшись и обменявшись привычными любезностями, мы пошли на поле для практики и попробовали немного разогреться. К счастью, из-за глобального потепления этим приятным утром во Флориде свои первые удары мы сделали при 10 градусах тепла. Пытаясь нащупать свой удар, я шёпотом высказал, что думаю про Ала Гора и всех его родственников, и налил в кофе немного ирландского виски, чтобы сделать его погорячее.

Мы шли от гольф-мобиля к месту начала игры, когда маршал жизнерадостно заявил: <Наслаждайтесь, джентльмены, завтра, быть может, всё это уже ничего не будет стоить!> Услышав его, я решил, что пришло время закурить <Даймонд Краун номер 7> (сорт сигар - прим. перев.) и вдоволь насладиться запахом <Пайрамид Мадуро> (тоже сорт сигар - прим. перев.), поскольку сегодня я вряд ли буду хорошо играть. Босс шутливо сказал: <Если у тебя найдется ещё одна, я бы с удовольствием покурил, всё равно скоро окажусь без работы>. Усмехнувшись, он хорошенько ударил на 247 метров по правой стороне фарвея. Я залез в сумку и отдал ему свою последнюю сигару, пожелав наслаждаться сегодняшним днём, потому что завтрашний будет просто отвратителен. Отвечая, он сказал: <Ага. Как только откроются суды, я подаю на банкротство>.

Результатом его слов стал смазанный удар, из-за которого мой мяч оказался на 64 метра ближе мяча шефа, в высокой траве, к тому же мне пришлось лезть в гору, чтобы до него добраться. Но важнее было, что мы избавились от маршала, который сегодня вёл себя как новичок, чтобы заработать на чаевые (само собой, мы дали ему 10 долларов). Теперь мы могли поговорить и напиться как камикадзе перед своим последним заданием. Правда о том, что творится на локальном уровне, скоро всплывёт на поверхность.

09:17 A.M. ET

6-я лунка, пар 5, сегодня была настоящим чудовищем. Подставки для мяча находились в 500 метрах (и, к тому же, в мокрой от росы траве) от лунки. Некоторую поддержку мне оказывал сигарный дым, который я втягивал внутрь, но не помешал бы и коктейль. Мой 63-летний босс, самостоятельно сколотивший миллионное состояние, в обычное время всегда сдержан. Однако сейчас он, как сумасшедший, заливал в себя алкоголь и рассказывал всё, что мог. Он рассказал про то, что местные банки - это настоящие преступники, не справляющиеся со своими обязанностями. Как будто я сам этого не знал. Он заявил, что выплаты по 50 процентам коммерческой недвижимости уже давно либо просрочены, либо по ним вот-вот потребуют погашение задолженности. Более того, он сказал мне, что половину частных джетов в нашем аэропорту Сарасота изымут за неплатежи, если хоть один идиот будет готов заплатить за них 30% стоимости! Пока он во второй раз выбивал мяч с фарвея, я допил свой бокал до конца. Похмелье, от которого я страдал этим утром, не шло ни в какое сравнение с тем, что ждало Америку.

11:00 A.M. ET

Подходя к 9 лунке, мы были в смешанных чувствах: облегчение граничило с ужасом, поскольку мы понимали, что, как только сядем смотреть речь Обамы в полдень, наша жизнь и жизнь всей нации изменится навсегда. Босс посмеялся над тем, как я промазал мимо лунки - мой счёт достиг унизительной цифры в 49 на последней лунке. После этого он допил стакан и опять сделал меня на целых 10 ударов. Прекрасно зная, что наши отношения как рабочего и работодателя почти подошли к своему концу, я сказал, наполовину в шутку: <Знаете, если бы вы давали мне нормальные отгулы, я бы бил по мячу так же хорошо, как вы>. Изнутри шефа вырвался громкий смешок, и он сказал, что оплатит мне выпивку. И вообще, не стоит волноваться, поскольку во вторник он заплатит каждому своему сотруднику месячную зарплату из тех денег, которые у него были на руках. Остальное он выплатит, когда откроются банки, чтобы все смогли дожить до объявления банкротства.

<Господи боже> - подумал я про себя. Он либо убежит из страны, либо сведёт счёты с жизнью. Местные новости были переполнены слухами и сообщениями о самоубийствах в нашем районе, хотя этим утром списка конкретных имён ещё не было. Зимний вечер, который обычно проходил в тишине, был нарушен воем сирен, направляющихся в Лонгбоут-Ки и вертолётами, летящими в местный госпиталь. Однако вся эта картина казалась всем, кто у нас живёт, чем-то сюрреалистическим. Бармен в загородном круге заглянул нам в глаза и спросил: <Остаётесь на большое шоу?>. Шеф, который сменил своё отношение на <да пофигу>, ответил: <Хочешь сказать, сегодня они ещё раз покажут повтор игры Буксов?> Бармен засмеялся и сказал: <Нет, ну вы знаете, президент Обама и банкиры через 45 минут собираются кинуть нас, пенсионеров! Мы уже ничего не значим, так что, судя по всему, нам хана>.

Опечаленный босс взглянул на него и, к моему удивлению, протянул ему 100 долларов, приговаривая: <Старина, может быть, эти деньги уже сегодня, завтра и в любой последующий день не будут ничего стоить. Но пока это не так, так что прими их такими, какие они есть. Это моя благодарность за то, что ты помог нации протянуть так долго>.

Тут на мои глаза навернулись слёзы.

11:55 A.M. ET

Эфир Си-Эн-Би-Си был прерван новостями о том, что вокруг <Супер Молла Уоллмарта> начались народные волнения, поскольку этот магазин в северной части Лексингтона, штат Кентукки, был закрыт из-за того, что у него кончились товарные запасы. Когда показали запись с места событий, по бегущей строке пронеслось: <шестеро погибших, 15 раненых>. И только было репортёр собрался говорить:

11:59 A.M. ET

Внимание! Ведётся вещание по эфирному, кабельному и спутниковому телевидению. Чрезвычайное особое обращение президента Соединённых Штатов из Женевы, Швейцария, начинается через 10, 9, 8, 7, 6, 5:::..

День, когда доллар умрёт, часть 3

Историю, изложенную ниже, кто-то может назвать умозрительной беллетристикой. Я бы назвал это возможным сценарием того, во что выльются более шестидесяти лет грубых ошибок, допущенных некомпетентной группкой банкиров, одержимой исполнением своего столетнего плана по мировому финансовому господству. Само собой, причиной крушения их планов будет их неспособность понять или уничтожить принцип национального самосознания и индивидуальной тождественности. Но сказать им ничего не получится, так что нам всем придётся пострадать, пока они учат свой урок.

"Я был на полях Геттисберга"

"Граждане Соединённых Штатов, жители всего мира, сегодня я хочу принести вам весть надежды, мечты и, прежде всего, уверенности. Десятки лет назад один из тех, кого я считаю героем, произнёс знаменитую фразу: <Единственное, чего следует бояться - это самого страха>. И, как Франклин Делано Рузвельт, я, взываю не только к жителям Соединённых Штатов, но к жителям всего мира. Я призываю, не ограничиваясь воззваниями к изменению нашей нравственности, начать путь к восстановлению, я хочу, чтобы мы начали действовать немедленно и решительно, чтобы сохранить и улучшить будущее миллиардов людей.

Мы собрались здесь, в Женеве, чтобы положить начало практическим и реалистичным действиям, направленным на исправление ошибок предыдущих правительств, старых националистических и ксенофобских идеалов. Мы покончим с проклятой реальностью капиталистической системы, которая не оправдала себя, поскольку участники экономических отношений отказались принять на себя обязанности, которые следуют за огромной властью и богатством, переданных им народом. Распространение наших идеалов принесло плоды, преимущества и помогло в процессе установления мировой экспансии, значительно превышающей любые аналоги из человеческой истории. Однако год назад мои возможности и возможности государственной банковской системы нашей страны подверглись испытанию, когда наша экспансия потерпела крах из-за того, что для продолжения экономического роста не хватило средств - их поглотила иллюзия богатства, захватившая небольшую группу людей. Дальше так жить нельзя. Правительствам всех стран мира больше нельзя сидеть, сложа руки, позволяя меньшинству превращать ответственность за движущие силы нашего роста в их собственные возможности для наживы за счёт жителей свободного мира. На встречах мы приняли сложные решения; решения, которые затронут каждого мужчину, женщину, ребёнка на поколение вперёд и подвергнут огромному давлению тех, кто не захочет принести необходимые жертвы, чтобы сохранить нашу нацию, свободу и наш вклад в управление планетой в качестве путеводного маяка свободы.

Среди нашего народа найдутся те, кто потребуют немедленного возмещения ущерба и обвинят мою администрацию и Федеральную резервную систему в том, что мы отринули наши принципы и идеалы, нашу Конституцию. Будущее Соединённых Штатов требует, чтобы решения, принятые здесь, были немедленно претворены в жизнь. Сегодня, когда я покину Швейцарию, приказом президента начнётся процесс правового принятия женевского соглашения о мировой валюте. А те вопросы, которые потребуют одобрения сената США будут немедленно отправлены Гарри Рейду, руководителю группы большинства. Мы обязаны принять и привести в действие это соглашение. Деловые круги США не сразу примут те разногласия, к которым приведут наши решения, но мы вынуждены заплатить эту цену за те ошибки, которые допустили на нашем пути. Являясь главой Соединённых Штатов и свободных людей всего мира, я сделаю всё, что должен, чтобы сохранить Республику и обеспечить, чтобы наша нация выстояла неразделённой.

Я был на полях сражений у Геттисберга* и видел, что с нацией могут сделать разногласия, недоверие и разъединение.

* Битва при Геттисберге (англ. Battle of Gettysburg) - Самое кровопролитное сражение в ходе гражданской войны в США, произошедшее 1 - 3 июля 1863 г. в округе Адамс, штат Пенсильвания. Считается переломной точкой в конфликте. Северянам удалось выдержать атаку армии Конфедерации и заставить их отступить - прим. ред.

Я хочу, чтобы меня запомнили как Линкольна наших дней за то, что я делаю то, что требуется во имя Бога, страны и мира, чтобы сохранить нашу нацию и не допустить из-за наших злоупотреблений раскола в мировом сообществе. Американцы и наша экономическая мощь погасят все долги перед остальным миром. Американцы и наша экономическая воля будут контролировать расходы и следовать требованиям международного сообщества. Американцы и компании с высокой гражданской ответственностью допустят к себе все надзорные органы стран мира, предусмотренные на этой встрече и в договорённостях по финансовой системе, достигнутых <большой двадцаткой> в ноябре 2007 года в Кейптауне и ноябре 2008 в Вашингтоне. В среду, 24 февраля, ровно в 6 часов вечера председатель Бернарке опубликует документ, в котором мы опишем изменения во внутренней финансовой системе и приготовимся к повторному открытию наших финансовых рынков в будущем.

Пока что мы будем продолжать действия, направленные на сохранение здоровья, безопасности и национального благосостояния наших граждан, одновременно начиная претворять в жизнь эти соглашения. Как говорил ещё один человек, который для меня является героем, Мартин Лютер Кинг младший;
<А ещё я счастлив, что живу в это время, потому что нас вынудили бороться с теми проблемами, с которыми человечество пыталось справиться всю свою историю, но не могло, поскольку не было острой необходимости. Для нас же решение этих проблем стало вопросом выживания>.
Под руководством наших законодательных ветвей власти, нашего народа и моей администрации я раз и навсегда заверяю людей Соединённых Штатов и весь свободный мир в том, что мы победим.
Доброй ночи и да благослови Господи Америку и весь мир>.

23 февраля, 2012 12:21

После того, как бармен загородного клуба выключил телевизор и разбил пульт управления об стену, в его следующих словах не было ни революционного подъёма патриотического чувства, ни того согласия, которого, вероятно, ожидал президент Обама:
"Бесплатная выпивка для всех, пока не иссякнут наши запасы!"
Увы, он не был ни Патриком Генри, ни Беном Франклином, (Имеются в виду герои борьбы за независимость Америки Патрик Генри и Бенджамин Франклин - прим. ред.) но, учитывая, что каждый из нас в той комнате, включая тех, кто поддерживал Обаму, чувствовал, что его продали с потрохами, власть анархии была делом времени. Клуб, членом которого был мой босс, был весьма эксклюзивным, но он не был изолирован от реальности нашего сообщества. В то время, что мы были заняты игрой в гольф, со стороны шоссе Ай-75 постоянно вопили сирены, а вертолёт, который обслуживал госпиталь <Сарасота Мемориал>, казалось, был невероятно занят. Но этот короткий уход от реальности закончился со словами президента Обамы.

<Джон>, - мягко сказал мне босс, - <Этот бокал я поднимаю за тебя и за твою семью. Желаю вам пережить этот кошмар и преуспеть в том хаосе, который за ним последует>. Он поднял стакан, выпил 50 грамм бурбона, налил ещё из бутылки, которую на наш стол поставил бармен, дал мне две купюры по сто долларов и вышел, держа в руках бутылку. <Ээээ, сэр, мне кажется, вам не стоит садиться за руль, сэр, то есть, я всё это очень ценю, но:> - не дав договорить, шеф прервал меня, прокричав в притихшую комнату: <Да кому какое дело? Они что, собираются ОШТРАФОВАТЬ МЕНЯ НА МЕРТВЫЕ ДЕНЬГИ? Пошли все к чёрту, и это правительство тоже>.

Он вышел наружу и со свистом покрышек сорвался на своём <Кадиллаке Эскалэйд> с парковки, чтобы исчезнуть навсегда.

Я вернулся внутрь, дал бармену один из стольников, поблагодарил его, а он дал мне бутылку вина со словами: <Твоей жене это может пригодиться>. Я кивнул, пошёл к машине и начал искать заправку, которая ещё работала. Я подумал, что стоит хорошенько всем запастись, пока у меня были на руках деньги, потому что бог знает, какие последствия принесёт с собой миру за пределами округа Колумбия* сегодняшняя речь.

* Округ Колумбия - особый округ США, в котором располагается столица, Вашингтон - прим. перев.

23 февраля, 2012 13:13

На станции Саноко на дороге Ю-Эс 41 все колонки были закрыты мешками, однако, к моему удивлению, магазин был открыт. Я решил зайти внутрь, купить упаковку дешёвого пива и поболтать с молодым человеком, которого я знаю уже пять лет, с тех пор, как он купил заправку, эмигрировав из Пакистана. Трэн, как он любит, чтобы его называли, слегка нервничал, но в то же время сегодня его магазин собирал большую выручку, поскольку был одним из немногих открытых магазинов в округе. К тому же, он рискнул выписывать слипы об оплате кредитной карточкой вручную и, конечно, он принимал наличность. Я заметил, что многие полки пустуют, и спросил, как ему это удалось. <Всё просто>, - ответил он, - <Месяц назад в ожидании урагана или такого дня, как сейчас, я перенёс запасы в друге место>. Мне пришлось посмеяться вместе с ним, но затем меня осенило: <А бензин в эти запасы входит?>

Трэн кивнул и сказал потрясающую вещь: <Джон, вот что я для тебя сделаю. Бензин будет стоить тебе 5 долларов за галлон - это новая минимальная цена, разрешённая законом, но я могу его тебе продать. Тебе надо будет подписать вот эту бумагу и хранить в фургоне, пока не доедешь до дома>. Он вписал в одну из строк моё имя и отметил пункт <Служба обеспечения гражданского населения в чрезвычайных обстоятельствах> и передал листок мне, попросив подписать. Логотип ФЕМА (Федерального агентства по управлению страной в чрезвычайных ситуациях) наверху страницы был похож на подделку, но остолбенел я от другого: от даты и названия документа:

Федеральное агентство по управлению страной в чрезвычайных ситуациях

22 февраля 2012 года

Действительно 14 дней с момента выпуска

Разрешение на экстренную покупку бензина, дизельного или другого топлива для санкционированного применения внутри страны в коммерческих, сельскохозяйственных, авиационных целях или для гражданского населения в чрезвычайной ситуации

Максимальный размер покупки: 20 галлонов

Номер сертификата: 5fl399303134231
Идентификатор станции: 1137756-34231

Не медля и не задумываясь о последствиях, я поставил на листе неразборчивую подпись, отдал Трэну сотню долларов, которую мне выдал мой, как теперь уже очевидно, бывший босс и пошёл к колонке, на которую он мне указал, чтобы заправить в свой пикап 20 галлонов и отправиться домой. Когда я повесил на колонку заправочный пистолет и, как и было сказано, закрыл её мешком, меня посетило неприятно чувство: документ был выпущен в воскресенье. Они бы не успели разослать документ по стольким заправкам, если только план не был приведён в действие ещё раньше!

23 февраля, 2012 14:30

Я зашёл в дом, бросил на пол клюшки для гольфа, нашёл жену и долго и крепко её обнимал со слезами на глазах. На её вопрос: <Что стряслось, милый?>, я рассказал историю этого дня. Но он ещё закончился.
Форт Фергюс Фоллс

"Брейк 9, Брейк 9, есть кто-нибудь? Говорит Джон Доналдсон из компании <Виттекер Тракинг>, город Де Мойн, Иллинойс, мой грузовик подвергся обстрелу неизвестными на 56 миле шоссе Ай-94 в южном направлении. Есть кто-нибудь в Фергюс Фоллс? Пожалуйста, помогите, на меня напали. Ради Бога, есть там кто-нибудь?>

Радиопередатчик, работающий на гражданских частотах, опять разразился криком о помощи. Казалось, что Майк дома всего несколько часов, но его базовая станция разрывалась от просьб о помощи. Он не стал звонить 911, а напрямую позвонил своему старому другу помощнику шерифа Монтону, на его личный мобильник. Не дав ему даже поздороваться, Майк сказал: <Джек, у тебя радио включено?> Помощник вежливо ответил, что не включено, после чего Майк немного воодушевился и рассказал собеседнику о том, что слышал. <Занимаюсь>, - ответил помощник шерифа, и перед тем, как он повесил трубку, Майк услышал, как тот запрашивает подкрепление. Он ужасно устал, но спать сейчас, как он считал, было нельзя. Он облачился в зимнюю одежду, схватил цепи с замками, обвязал их вокруг дверей своего трейлера и подогнал его задом к стене своего дома, чтобы нельзя было открыть двери.

Жена, глядя на него как на сумасшедшего, слушала, как он кричит, как будто снова стал тем старым сержантом во Вьетнаме: <Сал, ищи всё, во что можно налить воду и начинай наполнять. Бери вёдра, сумки, мне всё равно. Ставь в гараж, если замёрзнет, ничего страшного. Вода нам понадобится!> После этого Майк схватил пистолет, зарядил, засунул его в карман и пошёл в амбар рубить дрова.

Дрова он рубил до шести часов вечера и, когда он закончил собирать их в связки, по щекам этого несгибаемого ветерана текли слёзы.

Засунь свою свинину с бобами себе куда подальше, мистер

После речи Обамы из Женевы потрясённый Том сидел в тишине перед телевизором. Сэнди, посмотрев на него, сказала: <Видишь, я же говорила, что у них есть план, у нас всё будет в порядке. А ты вот покупаешь всякую жирную никуда не годящуюся еду, которую мы никогда не будем есть и, скорее всего, пожертвуем куда-нибудь. А ведь у президента всё под контролем. Ты идиот, дорогой, и если ты считаешь, что я буду всю ночь пить воду из бутылок и есть свинину с бобами, можешь засунуть их себе куда подальше, мистер!>

Тома вряд ли можно было назвать <Типом А>*, но отсутствие сна положило конец его терпению.

<Женщина> - прокричал Том, <Я пытался позаботиться о семье и защитить тебя от неизвестности. Если ты считаешь, что всё позади, почему, чёрт тебя побери, в эфир не выходят твои любимые Кью-Ви-Си и Опра (прим. перев. - популярные среди домохозяек телепрограммы)?> Сэнди наслушалась его слов достаточно. Выразительно выругавшись, она, хлопнув дверью, ушла в спальню, закрывшись на ключ. Само собой, всю дорогу до спальни она оглашала дом своими криками. Поставив банки в некотором подобии порядка в кладовую, Том упал назад в кресло и снова припал к телевизору, чтобы увидеть, что нового. На часах уже 15:00, а значит, начинался новый выпуск часовых новостей с новой информацией от ФЕМА и внутренней службы <Голоса Америки>. <Это покруче Эм-Эс-Эн-Би-Си> - подумал Том, проваливаясь в сон под мелодичные напевы Янки Дудл**.

Примечания переводчика:
* личность <Типа А> отличается агрессией, напряжённостью, отсутствием терпения, согласно теории, делящей людей на два типа личности и привязывающей их к коронарной недостаточности сердца.
** <Янки Дудл> - известная англо-американская песня патриотического характера, открывает трансляции <Голоса Америки>

День, когда доллар умрёт, часть 4 Высокомерие богов

"Даже недобрые люди, которые рыщут повсюду
По чужедальним краям, и Зевс им добычу дарует,
И, нагрузив корабли, в отчизну свой путь они держат,-
Сильный страх наказанья и к ним забирается в сердце..."
<Одиссея>, Гомер, песнь четырнадцатая, 85, перевод В. Вересаева

Увы, я должен предварить четвёртую запись небольшим вступлением. Те самые вошедшие в поговорку <сильные мира сего> - всего лишь кучка богов в головах тех, кто обручился с цифровыми свитками символов и цифр, каждый день мерцающих на их мониторах, а также тех, кто не желает понять опасность принесения свободы в жертву финансовой безопасности и прав в жертву лени. Они готовы поклоняться ложным идолам из-за того, что считают, что это <люди>, а не божества, они защитят их и сделают свободнее. В этой части я постараюсь проанализировать тысячи лет человеческого увлечения властью и понять с помощью этого, во что выльется наша готовность пожертвовать выбором в пользу безопасности в ситуации, на которую в определённой степени могут повлиять действия нашей финансовой, академической и политической элиты.

Хорошего вам дня Благодарения. Надеюсь, вы поймёте, что наше время несёт особую метку, наши действия приняли к сведению и скоро придется отвечать по долгам.

Написанное ниже является вымыслом:..

23 февраля, 2012 18:30. ET

Я думаю про Джорджию

Том проснулся, будильник его наручных часов заставил его испуганно оглядеть комнату. <Уф, слава Богу, я дома>, - сказал он вслух и позвал жену, - <Дорогая, давай поговорим, милая, извини, пожалуйста, что я так сильно тебя расстроил>. Сэнди вышла из спальни с сигаретой во рту - она не курила уже десять лет, с тех пор как бросила, - и закричала на Тома одуревшим от алкоголя голосом: <Хорошо, идиот, о чём ты теперь хочешь поговорить? О конце света? О том, что у Обамы уши инопланетянина и из задницы растет хвост как у чёрта? О том, что за нами шпионит пацан, который приносит газеты? Клянусь, Том>, - - тут она рыгнула, - <Ты неудачник, какого х** я вообще за тебя замуж вышла?>

Том опешил от этого взрыва эмоций, но потом заметил, как она делает очередной глоток из бутылки дешёвого вина, которое они держали на полке для <тех> гостей, которым не хотели подавать хорошие напитки. <Сэнди!> - крикнул он, - <Что за чертовщина с тобой происходит? Садись, давай вместе посмотрим национальные новости, давай сядем поближе, посмотрим, что происходит, и решим, что делать>. Сэнди ответила, глядя на него стеклянными глазами: <Что делать? Что делать? Что делать? Чёрт побери, мальчик, ты не имеешь ни малейшего понятия о том, что будешь есть на обед, а всё равно волнуешься из-за того, что говорит по телеку наряжённая куча дымящегося дерьма про ситуацию, которая настолько фальшива, что уже даже не смешно. Хочешь, чтобы я следовала твоим приказам, ты, слабак? Ты, человек с планом действий, который узнал в Интернете, когда прочитал три статьи про фильм <2012>? Не мешай мне искать ещё одну бутылку, я собираюсь напиться до беспамятства, а вы, мистер, можете сами жрать свои проклятые Спагетти, мать их, О> (прим. перев. - <СпагеттиО> - консервированные спагетти с соусом).

Том громко вздохнул, посмотрел на неё большими щенячьими глазами и начал упрашивать: <Детка, если я ошибаюсь, я оставлю тебя в покое. Но если верить тому, что я видел сегодня утром в Волмарте, ситуация очень плохая, а значит, нам надо готовиться к очень непростым временам. Пожалуйста, посиди со мной хотя бы полчасика, мы посмотрим те новости, которые тебе понравятся>. Сэнди поставила на пол коридора пустую бутылку, проковыляв, присела на коленки Тома, ухватила пульт управления и начала щёлкать по каналам, пока не нашла Кэти Курик в новостях на Си-Би-Эс, которые только-только начинались. Сэнди выпалила: <Эта девица, знаешь ли, может задать жару. Она со своего дивана Тома Круза скинула!> Том опять вздохнул, обнял её за талию и с интересом стал смотреть начинающиеся новости.

Новости на Си-Би-Эс навязчиво напоминали сводки ФЕМА: простые, вежливые, повторяющие одну и ту же информацию снова и снова. Однако через 15 минут выпуска Том и его пьяная жена заметили, что в эфире не было рекламы виагры, проблем с мочеиспусканием или покалывания в ногах. <Так, всезнайка, что это за бегущая строка сверху и снизу экрана?> - спросила Сэнди. Том посмотрел. К его удивлению, верхняя строка была на испанском, а нижняя - на английском. Она гласила, что эта телепрограмма была <очищена> Министерством внутренней безопасности и комитетом по экономическому надзору. <Дорогая, я понятия не имею, очень странно>, - ответил Том. После этого Кэти зачитала рассказ про то, с какими трудностями сталкивается центр города во время этого экономического спада. Также в рассказе шла речь о том, как руководство Обамы борется с дискриминацией против бедняков и экономических меньшинств. <Все то же самое, да, детка?> - в оцепенении спросила Сэнди. Том смог только кивнуть - его начали одолевать переживания: странно, что на всех коммерческих телеканалах, вне зависимости от того, на какую кнопку пульта он нажимал, отсутствовала реклама. Возможно, утром станет лучше, подумал он про себя, если он сможет сделать так, что Сэнди отключится.

Падение Фергюс Фоллс

23 февраля, 2012 17:00 CT

Когда Майк закончил рубить дрова, закрывать дыры в заборе из колючей проволоки, проверять замки и запирать трейлер, его рубашка была насквозь мокрой от пота. Убрав с лица шарф, чтобы выпить из термоса чай, он дёрнулся от удивления: в горькой зимней тишине раздался звук, который он не ожидал услышать - звонок телефона. Такое ощущение, будто у него никогда не было мобильника. Слегка поколебавшись, он раскрыл телефон, чтобы проверить номер и, убедившись, что это его диспетчер, наконец-то перезвонил. <Ларри, я в порядке. Груз в безопасности. И если ты хочешь попросить, чтобы я доставил его завтра, ты должен гарантировать мне, что я смогу развернуться и поехать домой>, - сказал Майк. Ларри поколебался и медленно начал говорить, как будто стараясь не расстроить своего водителя: <Майк, я планировал вечером загрузить к тебе экстренный груз для Далласа в Гормеле. Он мне очень нужен>. Майк остолбенел. Он сделал глубокий вдох и с типичной, ужасно медленной интонацией жителя Среднего Запада начал говорить своему диспетчеру, с которым работал уже три года: <Ларри, я знаю тебя уже несколько лет. Я не могу пользоваться кредитками и топливными картами, и у меня нет налички для этой поездки. Ты просишь меня оставить на неделю, а то и больше мою жену одну, в маленьком городке, который окружён шерифами, охраняющими его от Бог знает чего. ПРИЧЁМ ты и компания не имеете ни малейшего, чёрт побери, понятия, когда или как вы мне заплатите. Если бы ты был на моём месте, как бы ты ответил? У меня треть прицепа забита замороженной свининой, и нет никаких гарантий, что мне заплатят, меня защитят и так далее. Так что если ты считаешь, что я поеду завтра в Дулут без оплаты, у тебя мозги съехали набекрень сильнее, чем у ФЕМА, которая вещает каждый час по радио!>

Тон, которым говорил Майк, слегка шокировал Ларри. Ещё больше он был шокирован, когда Майк повесил трубку. Но причина, по которой оборвалась связь, станет известна Майку и Ларри ещё не скоро. Шайка бандитов столкнула с дороги бензовоз, который снёс вышку мобильной связи в трёх милях северней дома Майка. Мало кто знал тогда, что Фергюс Фоллс, что в Миннесоте, и многие другие маленькие городки скоро станут добычей для подонков общества, поскольку самые слабые звенья обрывают первыми.

Первый раз со времён Вьетнама Майк встал ночью на караульную службу. Он жарко молился за своего сына в Афганистане и желал, чтобы он был дома. Майк знал, что в их жизнях грядут перемены, но последствия долгих лет жизни в роскоши притупили понимание этим маленьким городком большого мира, который был знаком Майку из-за того, что он путешествовал по стране. <Фергюс падёт так же, как падает сейчас Америка>, - подумал он про себя.

Его город поглощала тьма, в свои владения вступил пронизывающий мороз, а Майк скучал по тем временам, когда сосед мог доверять соседу. Это первая жертва событий той недели, и по мере того, как начнётся дефицит, количество жертв будет только расти.

23 февраля, 2012 19:10 ET

Сегодняшний ужин произвёл впечатление даже на мою жену. После долгой беседы мы пришли к выводу, что надо расслабиться - впитать всю информацию и просто расслабиться - и приготовил два стейка из тех, что лежали в морозилке, я замариновал их в итальянском соусе прошлой ночью. Запах, разносившийся от гриля, просто обязан был заставить наших соседей завидовать - к нам приехало уже немало <перелётных птиц>, которые бежали из северных штатов от мороза. Они ещё не привыкли к февральскому запаху жаренного на углях рибая (прим. перев. - классический стейк), если только не ездили сюда каждый год. Мы открыли бутылку вина, которую берегли со дня свадьбы для особенного случая. И, глядя на стейки, жаренный на гриле картофель, овощной кебаб и прекрасные чесночные гренки из местной пекарни, мы решили, что конец нашей нации вполне подходит под определение особенного случая. После того, как мы доели всё это великолепие и выпили последний глоток вина, мы захотели прогуляться, чтобы сжечь накопившиеся калории. И, несмотря на бодрящие шестнадцать градусов, которыми порадовала нас погода этим вечером, мы решили пойти к мосту Ринглинг.

23 февраля 2012 20:00 ET

Новый мост Ринглинг, который открылся несколько лет назад, не обладал теми отличительными признаками, которыми мог похвастаться старый разводной мост, но для нашего небольшого сообщества он был прекрасной возможностью бодро пройтись вверх-вниз по <самому большому холму> нашего района. Кроме того, когда он открылся, машины перестали создавать пробки в центре Сарасоты. Мы с женой припарковались снаружи пристани яхт <Джекс>, вышли из машины и заметили у основания моста мигающие сирены полицейских машин - то ли произошла серьёзная авария, то ли ещё чего случилось.

Когда я и моя прекрасная жена достигли южной пешеходной дорожки моста, к нам подошёл местный полицейский, направляя нам в лицо свет фонаря и, судя по всему, держа руку на пистолете. <Чем я могу вам помочь?> - спросил офицер. Я ответил, что мы просто собирались пройтись под ночным небом по мосту и подышать свежим воздухом - так, как делали это уже многие годы. С легким нажимом он спросил: <У вас есть удостоверение личности, у обоих?> Я передал ему свои права и объяснил, что жена не носит с собой сумку, когда ходит пешком. Он же практически не обратил внимания на мои слова и отошёл к полицейской машине, внимательно нас рассматривая, теперь уже с ещё одним полицейским.

"Сэр, я заметил в ваших документах, что у вас есть огнестрельное оружие и право на его ношение, оно у вас при себе?> - спросил полицейский, вытащив пистолет, но направив дуло в сторону. <Нет, сэр>, - ответил я. - <Я не ношу и никогда не носил оружия, когда здесь гуляю>. Офицера, похоже, устроил мой ответ. Он указал нам назад на парковку и твёрдо сказал, возвращая пистолет в кобуру: <К сожалению, все барьерные острова во Флориде закрыты. Поступил строгий приказ ограничивать здесь перемещение населения из-за опасений возмездия>.

<Возмездия?> - подумал я про себя. Очевидно, что также подумала моя жена, поскольку она посмотрела на меня с некоторым волнением. <Без проблем, офицер, мы пойдём домой>, - сказал я полицейскому, медленно поворачиваясь к нему спиной и направляясь с женой к машине. Когда мы выезжали с парковки в сторону дома, мы заметили, что у пристани яхт обосновывались на ночь частные охранники - это тоже было в новинку. Увидев их, жена спросила: <Возмездие кому или чему?>. Я ответил, что не знаю, и мы поехали домой, поскольку мне нужно было залезть на форумы и узнать, что за чертовщина происходит.

23 февраля, 2012 21:40 ET

Обычно жена всё время ныла, когда я говорил с друзьями по телефону или через Интернет. Однако сегодня, по её словам, она занималась точно тем же, пытаясь понять, что же происходит. На её первые запросы ответил через Интернет друг из Австралии. Общий смысл его ответа звучал примерно так: <не хотел бы я оказаться на вашем месте>, только слова были подобраны более жёсткие. На тех форумах, на которых я часто бывал, тоже попадались интересные сообщения, причём самые разные: от совершенно диких предположений до тупых высказываний быдломассы. Однако ни одно из них не проливало свет на истинные события, разве что некоторые участники форумов отметили, что вокруг богатых районов их городов увеличилось число представителей органов правопорядка.

Пока в имейлах и сообщениях туда-сюда летали шутки и домыслы, я включил Си-Эн-Би-Си и <Блумберг> послушать мнения про будущее наших финансовых рынков. Казалось, что на Си-Эн-Би-Си-Азия, в общем-то, всё почти нормально, разве что внизу экрана снова и снова бежала строка <ВСЕ ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ ЗАКРЫТЫ ДО 25 ФЕВРАЛЯ 2012 ГОДА>, которая перемежалась анонсами передач. Сегодня в 10 вечера у Берни Ло будет Джим Роджерс. Пропустить это интервью я не мог, поскольку решил, что это был тот момент, когда я наконец-то мог сказать <ну вот, я же вам говорил>: рынок Нью-Йорка потерпел крах, и похоже было, что Сингапур станет новым финансовым центром мира. А вот на Си-Эн-Би-Си-США всё было совсем по-другому: Крамер потел сильнее, чем тренер <Филадельфийских Орлов> (прим. перев. - команда по игре в американский футбол) Энди Рид за выбором начинки в бутербродной забегаловке, а у Кудлоу был такой вид, будто его собаку только что переехал мусоровоз. Оба пытались придумать хоть один повод для надежды, разбирая на кусочки речь президента Обамы и гадая, что же завтра скажет Бен Бернарке. Тем временем их обоих огорчил Рик Сантелли, сказав, что доллар США имеет стоимость, эквивалентную подгоревшей гренке из обанкротившегося <Ваффл Хаус> юго-восточных штатов (прим. перев. - Waffle House, известная на юге Америки сеть ресторанов, специализирующихся на вафлях). Рик сегодня себя совсем не сдерживал, поскольку после этого он накинулся на тот <комплекс Господа Бога>, которым, как казалось, болели центральные банки, поскольку считали, что смогут управлять инвесторами и капиталистами вместо того, чтобы позволить рынку делать свою работу. Когда Крамер попытался защитить встречу <большой двадцатки>, Сантелли его перебил и сказал то, что с тех пор не выходит у меня из головы:

"Эти высокомерные дураки уже который год ведут себя как боги, и знаешь что, Джеймс? Они уничтожили американскую модель капитализма. Ты заработал себе денег. Я заработал себе. Но возьми любого среднестатистического тупицу там, на улице, и ты увидишь раба, которым руководят те мегаломаны, которые считают, что они выше всех законов человеческого общества и выше нашей Конституции. Мне тошно смотреть на тебя и тебе подобных. Джим, уже не важно, что ты сейчас скажешь, рынки мертвы, и ты помог этому убийству>.

"Дорогая, портвейн ещё остался?> - крикнул я, когда жена зашла в кухню.

23 февраля, 2012 10:59, время в Гонконге

Интервью с вампиром

Берни Ло: <Джим, рад, что ты вернулся. Я уверен, что тебе есть о чём сегодня поговорить, учитывая, что открыты только внутренние рынки Китая>.
Джим Роджерс: <Доброе утро, Берни. Я бы соврал, если бы сказал, что не рассматривал это как возможный вариант развития событий>.
Берни: <Не могу не спросить, как вы считаете, откроются ли рынки Северной Америки и Европы в марте или, скажем, в апреле?>
Джим: <Откроются абсолютно точно не позднее марта. Если рынки ценных бумаг не откроются до середины марта, останется только массово распродать все активы. США должны перенести ту боль, которую они всё это время откладывали, и обеспечить возвращение функционирующих рынков ценных бумаг, иначе пострадают валюты, долговые обязательства и банковские системы других стран. Если они не откроют рынки и не позволят капитализму самому себя починить, эффект будет такой же, как если бы они потопили <Титаник> и продолжали продавать на него билеты>.
Берни: <Так что же случится с другими рынками ценных бумаг, когда они снова откроются для международных инвестиций? Не придётся ли им вводить ограничения или:?>
Джим: (перебивает Берни) <Страны с централизированным управлением и их банки введут ограничения денежных потоков. Я думаю, правительства стран Азии ограничат те суммы, которые можно вывести из страны, чтобы их банковские системы не потерпели крах. Однако мало что можно расслышать в этой тишине. Я думаю, что все последуют за Америкой, но надо подождать, пока сегодня не выступит с речью Бернарке и его весёлая свора идиотов>.
Берни: <Не могу не спросить, а что же станет с долларом - эту тему мы уже не раз обсуждали, - а также с ценой на золото?>
Джим: <А это уже зависит от того, в чём оценивать золото. Золото в долларах США купить будет невозможно ни по какой цене из-за валютных ограничений в Северной Америке, наложенных Канадой и Мексикой. И ни одна из этих стран не может позволить себе риск отвернуться от ФРС, особенно Мексика. Цена на золото в евро должна повыситься до уровня в тысячу - две тысячи евро исключительно из-за того, что у Европейского центрального банка есть долговые обязательства, выраженные в долларах, а также из-за инвестиций этого континента. Великобритании остаётся только вступить в ЕС, поскольку фунт стерлинга годится только на то, чтобы набить им подушки. Вкладывать надо в валюту азиатских стран и драгоценные металлы. И если вы очень хотите знать моё мнение, цена золота в долларах США, если будет разрешена торговля, на открытии составит значительно больше двух тысяч долларов за унцию. Сам доллар уже не является функциональной валютой торговли или инвестиций, также можно поставить крест на его роли в качестве резервной валюты>.
Берни: <Что же тогда станет резервной валютой мировой торговли? То есть, эээ, Джим, если то, что ты говоришь, правда, это будет сильным ударом для системы, который изменит на долгие годы природу внешней инвестиционной деятельности>.
Джим: <Узнаем, когда заговорит Бернарке. Но если бы я был правителем или президентом страны, я бы знал, что выбранная мной резервная валюта - это основной актив или ресурс, который у меня есть на руках. За последние четыре года многие страны начали копить драгоценные металлы, нефть и недрагоценные металлы. Я думаю, они задали тон происходящим событиям, несмотря на то, к чему вчера пришла <большая двадцатка>. Как я говорил вам несколько лет назад, если вы живёте в США, для вас сейчас лучшей инвестицией будут сельскохозяйственные земли. Ну а остальному миру придётся пройти через процесс разрыва связей, который, как многие полагали, не произойдёт>.
Берни: <На этом, Джим, разрешите с вами попрощаться. Спасибо за ещё одну познавательную беседу>.

Пока на меня не закричала жена, я не заметил, что ковёр впитывает разлитый по нему бокал портвейна. Похоже, что она кричала на меня последние десять минут.
<Прости, дорогая, я немного шокирован. Помнишь, я говорил о тех плохих вещах, которые могут случиться? Так вот, они случились. Мне надо узнать, какие планы у местных властей и властей штата. Возможно, нам придётся быстро собраться в дорогу>.

24 февраля, 2012 12:21 ET

Никогда не забуду имейл, который я получил в ответ на вопрос о случае на мосту. Он пришёл от моего старого друга, который вышел на пенсию после службы в местной полиции, и он как нельзя лучше описал, что происходит:

Джон, ты что, идиот? Что ты делаешь в городе? Они закрыли барьерные острова, чтобы не допустить нападения на дома банкиров и инвесторов, которые и создали ту выгребную яму, в которую все мы свалились! Они готовы на всё, чтобы защитить этих клоунов, даже если для этого потребуется сжечь половину города. Ты действительно думаешь, что они допустят сброд, вроде тебя, на острова Ки (прим. перев. - цепь островов, на которых располагаются виллы многих богатых людей Америки) к Кингу, Спринджеру (прим. перев. - популярные телеведущие) и другим? Я уж не говорю про всех тех обманщиков, которые всех нас лишили пенсии и будущего?

Чёрт. Теперь всё понятно. Полиция следовала своим приказам, и я готов был спорить, что другие такие же районы охранялись не хуже. А это значит, теперь только от меня зависела сохранность моего дома, моей машины и вообще всей моей собственности. С такими мыслями я выключил на телевизоре звук, засунул в кобуру свой пистолет 45 калибра и вышел на подъездную дорожку к нашему дому, чтобы подогнать пикап вплотную к бамперу машины моей жены и посмотреть, что происходит во дворе. Рыская лучом фонарика, я выхватил пистолет, заслышав первый же шорох, однако увидел только енота, который бежал во двор наших соседей. Глубоко выдохнув, я направился в дом, однако в этот момент издалека донеслось несколько громких хлопков. Похоже было на фейерверк, но праздновать сейчас могли только те, у кого закрома были набиты золотом и швейцарскими франками.

Я забежал внутрь, закрыл все двери, подставил под ручки и стеклянные двери стулья из столовых и проверил все окна. После этого я вернулся к компьютеру, чтобы посмотреть, как обстояли дела на рынках Китая. Я снял с себя кобуру, положил на стол офиса и залогинился в терминал <Блумберг>, надеясь почитать новости и сводку с рынков. Бегущая строка внизу экрана подсказала мне, что спать сегодня особенно не придётся:
БЕРНАРКЕ И ФРС ОБЪЯВЯТ, КАК БУДЕТ ОРГАНИЗОВАН ПРОЦЕСС ОТКРЫТИЯ БАНКОВ..:.ОБАМА ОБРАТИТСЯ К НАЦИИ В 20:00:..ДЖЕНЕРАЛ ЭЛЕКТРИК ПОДАЁТ ЗАЯВЛЕНИЕ О БАНКРОТСТВЕ ПО 11 СТАТЬЕ, ФРС РАЗРЕШИЛА КОМПАНИИ ПРОВЕСТИ РЕОРГАНИЗАЦИЮ::ФЕДЕРАЛЬНЫЕ БАНКИ ИПОТЕЧНОГО КРЕДИТОВАНИЯ ПРОЙДУТ ПРОЦЕСС НАЦИОНАЛИЗАЦИИ::КИТАЙСКИЙ ЮАНЬ НА 30 ДНЕЙ ПЕРЕОЦЕНЁН К ДОЛЛАРУ США В ПРОПОРЦИИ 2 К 1:.
У меня остался только один вопрос: кофе или портвейн? Кости брошены:

День, когда доллар умрёт, часть 5.

Новая эра экономической справедливости для каждого

Ветхий Завет, Исход:
33:12. Вот, Ты говоришь мне: веди народ сей, а не открыл мне, кого пошлёшь со мною, хотя Ты сказал: <Я знаю тебя по имени, и ты приобрел благоволение в очах Моих>
35:31. И исполнил его Духом Божиим, мудростью, разумением, ведением и всяким искусством
35:32. составлять искусные ткани, работать из золота, серебра и меди:

В этой части рассказа общественность Америки скоро осознает всю реальность кризиса. История, следующая ниже - это беллетристика, этот раздел я публикую обычным шрифтом - некоторые читатели попросили не писать курсивом, поскольку его тяжело читать.

24 февраля 2012 05:18

Да хоть в суд на меня подавайте! Сегодня я дважды переставлял будильник, чтобы ещё поспать. Я решил, что поеду в офис и посмотрю, не протрезвел ли владелец моей компании и не решил ли попробовать работать в новых условиях. Жена умоляла меня остаться дома, утверждая, что новостные сводки пестрели упоминаниями повсеместных грабежей, угонов грузовиков и разбойных нападений. Однако я знал, что до нашего маленького кусочка Флориды это ещё не докатилось, по крайней мере, пока. Сбривая щетину, я успокаивал её, приговаривая: <Послушай, если мне покажется, что снаружи находиться опасно, я вернусь домой. Я возьму с собой пистолет и позвоню, когда приеду в офис. Чёрт, дорогая, я не уверен, что мы вообще откроемся, но попробовать снова запустить бизнес надо>. В ответ она всего лишь покачала головой и взглянула на меня грустными, страстными голубыми глазами, на которые всякий раз, когда её внутреннее напряжение было на пределе, наворачивались слёзы. <Не волнуйся, рядом с моим столом в офисе лежит заряженный дробовик. Обещаю тебе постоянно звонить, минимум раз в час>.

Положив в кейс дополнительную обойму для пистолета, я задумался над более важными вещами: например, каким образом после резкой остановки они собираются заново запустить весь этот цирк. У моей компании были обязательства по пятнадцати контрактам на строительство по всему штату - этот объём составил всего двадцать процентов того, который у нас был три года назад. Проблемы с запчастями для крупного оборудования всё тянулись и тянулись. От поставщиков, часть которых обанкротилась, а другая постоянно переживала проблемы с доставкой, доносились одни лишь оправдания, и никакого решения проблемы в ближайшем будущем видно не было. Никогда не забуду передовицу первого номера <Бизнес Уик> этого месяца, озаглавленную <Смерть Джи-Ай-Ти>*. Я тогда долго смеялся, потому что издание даже не предполагало, что проблемы, о которых они писали, существовали уже целый год. Забавно, что никто их не замечал до тех пор, пока в местном супермаркете на неделю не закончились кукурузные хлопья <Рейзин Брэн>, а ведь это было чуть более 10 дней назад. И вот сегодня в новостном выпуске на <Радио 820>, которое я слушаю каждое утро, местный политик начал мутить воду, предупреждая, что в нашем штате вот-вот начнётся дефицит всего подряд, если правительство не откроет банки и не запустит кредитную систему. <Да неужели!> - подумал я про себя.

* Джи-Ай-Ти - J.A.T. - just in time, буквально <точно в срок>. Японская система управления производством, прочно укоренившаяся в западной теории менеджмента. По сути, подразумевает грамотно налаженную логистику, которая позволяет не держать большие производственные запасы, так как всё сырье приходит от поставщиков на производство <точно в срок>, а готовая продукция, в свою очередь, сразу же покидает производителя, отправляясь к потребителям. Само собой, любой сбой в транспортной системе ставит на J.I.T. жирный крест - прим. перев.

Побрившись и послушав не внушающие оптимизма местные новости, я решил, что можно и включить телевизор, посмотреть, о чём нам расскажут финансовые сети. К этому моменту я был настолько подавлен и утомлён, что не полез на блоги, форумы и новостные сайты Интернета, так что решил, что весёлые голоса Си-Эн-Би-Си, Эф-Би-Эн или <Блумберг> поделятся со мной какими-нибудь новостями, ну хоть чем-нибудь, чтобы я понял, что происходит. Блин, было уже без четверти шесть утра, обычно в это время по сетям показывают крупнейших игроков на рынке ценных бумаг, но сегодня это было бы спорным решением.
Усевшись перед телевизором, я попытался получить удовольствие от кофе с бубликом, в то время как пресса пыталась отобразить происходящее в очень любопытном свете. Первым, что я увидел на Си-Эн-Би-Си, была новая центральная передача под названием <Инвестиции в Новой Америке>. Она приковала моё внимание, заставив в то же время почувствовать себя дурно. Спустя несколько минут я переключился на передачу <Фокс Бизнес> <Новый день для американского бизнеса>, которая окончательно убила мой аппетит, но достаточно меня заинтриговала - я решил посмотреть, что же у них на уме. За несколько минут до шести утра я переключился на <Блумберг>, чтобы посмотреть хоть что-нибудь осмысленное. К сожалению, тут я понял, что смысл в этом мире больше не водится. На экране большими буквами красовалась надпись <Заря новой Америки>, фоном к ней гремела третья часть симфонии <Из Нового Света> Дворжака. Ну а когда на экране показалась группа <говорящих голов>, которую я никогда раньше не видел на <Блумберг> (и не ожидал увидеть, если учесть, что они говорили), моя челюсть и вовсе упала мне на колени.

<Доброе утро! В эфире Сандра Уильямс и мой коллега Том Льюис. Добро пожаловать на <Зарю американского бизнеса>, передачу, которая будет транслироваться по телевидению <Блумберг в США>, Си-Эн-Би-Си и сети <Фокс Бизнес> каждое утро с 6 до 9. После неё сети возобновят свои обычные эфирные передачи. Эта трансляция является результатом объединённых усилий кабельных телекомпаний США, которые будут предоставлять вам без купюр информацию об американской экономике, правительстве и регулирующих органах в качестве услуги Казначейству США и Торговой палате США. Мы - часть новой группы обозревателей информационного агентства США, перед которой стоит задача информационной поддержки американцев и всего мира во время этого короткого экономического кризиса>.

Моя прекрасная жена вошла в комнату, как раз вовремя, чтобы на меня накричать: <Я за тобой это пятно от кофе с дивана смывать не собираюсь. Сам это будешь делать. Ты вообще понимаешь, что у тебя слюни текут? Что на тебя нашло?> Она, конечно, была права, поскольку я действительно пускал слюни и разлил кофе на подбородок, рубашку и диван, окаменев от удивления из-за того, что только что услышал. После того, как я указал на телевизор и объяснил, что сейчас услышал, жена присела рядом, чтобы ещё немного посмотреть на это удивительное новшество в телевидении Америки.

24 февраля, 2012 06:19

<Говорящие головы>, по сути, повторяли всё то, что мы к данному моменту уже знали. Однако они начали добавлять кое-какую информацию, чтобы заполнить пустые места. Целевой датой открытия банковской системы США было поставлено 15 марта, и для финансовой системы это были плохие новости. Но, как заявили дикторы, те учреждения, которые не могут нормально функционировать, будут поглощены другими или вовсе ликвидированы. Эти новости стали причиной неустранимой нестабильности и опасений о том, что начнётся паническое изъятие вкладов - на это намекали многие другие комментаторы. Я не успел вымолвить и слова, как на экране появилась реклама новой <$ карты>, которая, как казалось, продвигала новую кредитную карту, спонсируемую государством. Однако на деле всё гораздо хитрее: ролик заканчивался слоганом <Ожидайте завтра, 25 февраля, особых инструкций относительно того, как получить и использовать долларовую карту. Скоро она будет единственным законным способом перевода средств из разорившихся банков, а также единственным средством платежа при путешествии за границу>.

Путешествия за границу? А что не так с кредитками и дорожными чеками? Ситуация с каждой минутой становится всё более странной. Ошеломлённо уставившись в телеэкран, мы с женой смотрели следующие за этим рекламные ролики, от которых нам также стало не по себе.
- Ролик от Чейз (прим. перев. - Джи Пи Морган Чейз, JPMorgan Chase), в котором банк призывает держателей своих карт не сдаваться, поскольку он скоро предложит им нулевую ставку процента вместо новых пошлин за каждое использование, которые одобрила ФРС. Также банк предлагал следить за почтой, которой он вышлет дальнейшие инструкции.
- Ролик <Америтрейд> (Ameritrade), в котором компания заверяет своих клиентов, что грядущие законодательные изменения гарантируют стоимость их счетов на момент 19 февраля 2012 года. Также она предлагает не продавать вложения и не поддаваться панике 8 марта, когда откроются финансовые рынки. <Америтрейд> предлагает довериться новой правительственной гарантии в рамках Корпорации защиты инвесторов в ценные бумаги, которая теперь стала частью подразделения экономической безопасности ФРС.
- Ролик <Голдман Сакс>, надзором над которым занялась ФРС и Федеральная корпорация страхования банковских вкладов, заверял всех клиентов банка, что дела уже весьма скоро вернутся в нормальное русло. Банк призывал всех улыбнуться новой заре Америки.
- Ролик ФЕМА, призывавший всех американцев, которым нужна помощь, зарегистрироваться до 28 февраля, чтобы можно было как можно быстрее завершить оценку экономического кризиса и потребностей граждан.

Жену всё это очень потрясло. Она взглянула на меня с озадаченным видом и пролепетала: <Долларовая карта?> <Сам не понимаю>, - ответил я, - <Никогда о таком не слышал>. После этого она снова умоляла меня не ехать на работу, а остаться дома, но я её не слушал. Было чуть за половину седьмого, и мне пора было выезжать. Я засунул в карман мобильник и проверил, что в бумажнике лежало разрешение на оружие. Затем я поцеловал в щёку жену, сказал, как сильно её люблю, и направился к двери. К этому моменту меня уже сильно манила работа, и, учитывая те усилия, которые предпринимала администрация Обамы, на горизонте замаячила видимость того, что всё придет в норму. <Ага, как же>, - подумал я про себя. Насколько я себе это представлял, в нашей жизни уже никогда ничего не будет в норме. Утренние новости были всего лишь намёком на грядущее безумие.

24 февраля, 2012 07:05

Завернув на своём Ф-150 (самый популярный в США пикап <Форд> F-150 <Демократ> - прим. ред.) на подъездную дорожку к офису, я снизил скорость почти до нуля и чуть не расплакался. В конце дорожки стояла патрульная машина офиса шерифа, загораживая проезд. Рядом с ней стояла пожарная машина, поливавшая водой дымящиеся руины. За пожарной машиной был припаркован микроавтобус, судя по всему, отдела по расследованию поджогов или отдела коронёров, он стоял слишком далеко, так что мне было плохо. <А ну, стоять!> - выкрикнул заместитель шерифа, положив одну руку на пистолет, кобура которого была открыта, а другой делая мне знак остановиться. <Как вас зовут и зачем вы сюда приехали?> Я прищурился через лобовое стекло и опустил окно. <Даг, это ты? Какого чёрта ты тут делаешь? И что случилось с офисом моей компании?> Даг был ветераном службы шерифа с пятнадцатилетним стажем, кроме того, он был моим старым другом и партнёром по команде в лиге боулинга. На его лице явно прочиталось облегчение. Дрожащим голосом он сказал: <Джон, как хорошо, что это ты. К нам поступили сведения, что сюда пытались проникнуть мародёры, испортили бы нам место преступления. Думаю, я ещё не скоро начну снова катать шары - спонсора нашей команды нашли мёртвым в собственном офисе>.

Слегка ошалев, я выключил двигатель моей машины и медленно из неё вышел. <Даг, эээ, ч: что, что случилось?> - запинаясь, давился словами я, пытаясь задать вопрос и не тронуться умом одновременно. Заместитель шерифа глотнул кофе из чашки, стоявшей на патрульной машине, и набрал полные лёгкие воздуха, чтобы ответить: <Джон, согласно отчёту коронёра и следователя по поджогам, произошло самоубийство. Первоначальный отчёт гласит, что он вчера ночью зашёл в офис, разлил по этажам катализатор, отключил систему пожаротушения и поджёг здание, находясь внутри. Сегодня днём проведут вскрытие. Есть идеи, почему он это сделал?> Возможно, я слегка напугал своего друга, поскольку он никогда не видел, чтобы меня так трясло. Поэтому он положил мне руку на плечо, пытаясь успокоить. <Боже, Даг, когда мы вчера играли в гольф, он постоянно твердил, что пора всё оставить, но я думал, что он просто хотел уехать из города. Я даже не предполагал, что он ЭТО имеет в виду!> - медленно произнес я тихим дрожащим голосом. <Всё в порядке, Джон, у него была куча проблем>, - с сочувствием в голосе сказал Даг. <Он был в списке уклонявшихся от уплаты налогов, которых должны будут арестовать на этой неделе, и мне кажется, он про это знал. Все должники перед федеральным правительством, не представившие надлежащие формы до 31 декабря прошлого года, должны скоро ждать гостей. События последних 24 часов только ускорили этот процесс>.

А я просто на него смотрел и кивал, будто бы понимал, о чём он говорит, и как только я собрался задать другой вопрос, он прервал меня и огорошил вопросом: <Джон, у тебя же сегодня нет с собой оружия?> Я посмотрел ему в глаза и сказал: <Конечно, есть, Даг. Учитывая, что сегодня творится, я без него на улицу бы не вышел>. Он покачал головой и настойчиво посоветовал: <Послушай, мы друг друга уже давно знаем. Я разрешаю тебе отправиться домой, но не попадись другому полицейскому, разгуливая по улице с оружием. Его теперь конфискуют. На следующие шестьдесят дней только уполномоченные представители органов федеральной, местной власти и власти штата могут носить оружие в общественных местах, это постановление будет доведено до публики в 9 утра, когда президент выпустит ряд исполнительных приказов, которые уже доведены до нашего сведения. Езжай домой. Включи новости и смотри, что они будут говорить тебе делать. Я сейчас проявляю великодушие, однако другой полицейский не будет столь любезен>.

На этом я пожал его руку, спросил, могу ли я ему помочь, и попросил позвонить. Он пообещал звякнуть мне завтра, когда начнётся его восьмичасовой перерыв между сменами. Он работал восемь через восемь часов с шести утра понедельника, и такой режим не прошёл для него бесследно. Я поблагодарил Дага и отправился домой, с нетерпением предвкушая новые приказы и законы нашего президента, которые, очевидно, кроме всего прочего отменили права на ношение оружие. На часах было семь тридцать утра, благодаря чему мне хватило времени доехать до дома и ещё больше его обезопасить. Я позвал жену и рассказал о том, что случилось. В ответ она разрыдалась, снова и снова повторяя: <Почему, чёрт побери, почему?>

И правда, почему?

24 февраля, 2012 07:35, центральное время

Майк не спал уже три часа, и, к счастью, ночь наконец-то затихла. Национальная гвардия перекрыла дорогу на Ай-94, рядом с границей Северной Дакоты, чтобы замедлить возмутителей спокойствия. Шпану, которая пыталась угнать грузовик водителя, кричавшего вчера по радио, поймали (правда, живыми взяли только двоих) и передали в руки полиции. Майк зашёл в дом, сбил с ботинок снег и грязный лёд и как раз снимал с себя слой за слоем зимнюю одежду, когда его позвала жена: <Завтрак готов, дорогой. Яйца, бекон, тосты - всё как ты любишь!> Майк слегка устал после двух дней приключений и поддержания грузовика и прицепа-холодильника в готовности, на случай, если компания придумает, как ему заплатить и заправить грузовик топливом. Однако в то же время он с облегчением думал, что хорошо быть дома, где он мог защитить жену и обеспечить сохранность своей маленькой фермы, которую он приобрёл после долгих лет тяжёлого труда и честной жизни. <Честной жизни, ага>, - подумал он про себя. В это время заработало радио, ведущий объявил: <Пристегнись, Америка, аттракцион вот-вот заработает. Кей-Би-Эр-Эф 1250 АМ передаёт эфир информационному агентству США и программе <Заря Америки>, в которой вы услышите важную информацию. Программа будет в эфире до 8 утра, а после слушайте брифинг президента США>.

Майк посмотрел на жену и сказал просто, как могут только жители Среднего Запада Америки: <Что, блин, это за дерьмо?> Услышав его возглас, жена начала заводиться, так что Майку пришлось быстро добавить: <Нет, нет, нет, дорогая, я не про завтрак, я про это дерьмо на радио. Прости, я знаю, что у тебя стресс!> Она хлестнула его тем взглядом, которого так боятся мужчины, и сказала: <Ну что ж, мистер, так-то лучше. Ты знаешь, что у меня тоже стресс. Я заливала воду в банки, кружки, мешки и бутылки, работая, что есть сил, рядом с тобой. А ты мне ещё даже не объяснил, зачем мы всё это делаем!> Майк уставился в яичницу, принял позу только что отлупленного тапком щенка, и вежливо ответил: <Я думаю, примерно через 20 минут мы всё узнаем, милая. Прости, что сорвался>. Она кивнула, обняла его и пошла в гостиную, где присела перед телевизором, чтобы понять, что же происходит.

<Майк!> - настойчиво прокричала она, - <Ты не поверишь. Эта <Заря Америки> идёт по всем каналам, даже по И-Эс-Пи-Эн (прим. перев. - спортивный канал) и каналу с погодой!> Он не устоял перед возможностью развеять мрачное настроение и крикнул в ответ: <Что, даже на Плейбое и Эйч-Би-О Латино?> За этим последовал классический ответ: <Очень смешно, мистер. Тащи сюда свою пятую точку, только сначала помой посуду. Вот теперь я начинаю беспокоиться>, - прокричала она в ответ. Майк только успел закончить завтрак и начал мыть посуду, как прозвенел дверной звонок. <Я открою>, - крикнула жена, и перед тем, как Майк успел крикнуть <нет> и схватиться за дробовик, она открыла переднюю дверь. <Джэк, ты с ума сошёл? Почему ты не на посту?> - спросил Майк. Заместитель шерифа объяснил, что его смена закончилась в восемь, и он хотел посмотреть важное сообщение, поскольку, как он выразился, что бы ни сказал президент, <жизнь подчинённых шерифа скоро станет сложной>. <Садись сюда, Джэк, кофе будешь?> - вежливо спросила жена Майка. Майк кивнул и попросил чёрный кофе с сахаром. Жена отправилась на кухню. На часах было 7:50, и в комнате всё яснее чувствовалось повисшее ожидание чего-то большого. Однако отвращение от того практически комичного счастья, которое струилось из телевизора, начало расстраивать Майка и Джека. <Совсем как то дерьмо от службы телерадиовещания вооружённых сил во Вьетнаме, а, Джэк?> - спросил Майк. Заместитель шерифа Монктон ощетинился и начал резко ругаться о том, что каждый раз, когда им говорили, как прекрасно обстоят дела на войне, они попадали в перестрелку, в которой их жизнь подвергалась огромному риску. Затем он сказал глубокую вещь, о которой никогда не задумывался Майк и его жена: перестрелка опять вот-вот начнётся, поскольку у этих клоунов не было ни малейшего понятия о том, что они делают.

24 февраля, 2012 8:55

Том проснулся, как он думал, со своей женой Сэнди и тут же узнал, что она решила утром съездить к маме, чтобы узнать как у неё дела. Домой она собиралась вернуться после обеда. В обычное время Тома бы это не беспокоило. Однако он только что услышал о том, что скоро будут выпущены исполнительные приказы, и его слегка паникующий мозг начал лихорадочно работать. <А что, если они перекроют дороги? А что, если она поехала пьяная? Надеюсь, она не на моей машине. А что, если она не проверила уровень топлива? Так, а достаточно ли у неё налички? Боже, что же мне делать, если она попадет в беду? Что делать?>

Оказалось, что он не так хорошо планирует наперёд, как полагал до этого. Он ухватился за телефон, но гудка не было. <Боже мой, правительство перекрыло линию связи. Они идут за мной. Что же я такого сказал на форуме? Я что, оскорбил ФРС? Боже ж ты мой, что ж я сделал?> - грудь Тома вздымалась с бешеной частотой, гоняя воздух через легкие, и в этот момент зазвонил мобильник. На проводе была его жена, которая тут же начала болтать: <Дорогой, это я, Сэнди. Мне пришлось проведать маму, этот утренний снегопад начался совершенно неожиданно. На улице красиво, но какой-то идиот врезался в телефонный столб рядом с нашим домом, так что связи нет где-то с пяти утра. Я не хотела тебя будить, но я еду в Пичтри Сити, чтобы её проведать, пока дороги в нормальном состоянии и ещё не замерзли>. Том почувствовал, как отлегло от сердца, но потом понял, что она находится в милях от него, и взволнованно сказал: <Будь осторожна, милая, кто знает, что за психи расхаживают по улицам>. Сэнди сказала, чтобы он перестал волноваться, и они попрощались ровно в девять ноль-одну. <Чёрт, телевизор!> - крикнул Том и бегом рванул за пультом, чтобы включить новости по Си-Эн-Эн.

24 февраля, 2012 9 утра

Двадцать минут, которые раскачают мир

Президент Обама подошёл к подиуму с министром финансов Гейтнером, сенатором Гарри Ридом и лидером парламентского большинства Пелоси и начал говорить:
<Собратья, американцы, жители всего мира. Сегодня мы вступаем в новую эру экономической справедливости для каждого. Неустойчивость, уничтожившая нашу текущую банковскую систему, в следующие тридцать дней будет в большой степени исправлена. Этот брифинг направлен на то, чтобы проинформировать общественность с помощью министерства финансов США, какие действия будут немедленно предприняты, чтобы уверить мир и наших граждан, что наше правительство полностью исполнит свои обязательства, и в том, что все граждане, которым полагаются льготы и поддержка от нашей нации, получат их без перебоев. Учитывая это, перед вами выступит министр финансов Тимоти Гейтнер, чтобы обнародовать указы президента*, которые вступили в действие сегодня в полночь. Также, с помощью наших законодательных ветвей власти, представленных сенатором Ридом и лидером парламентского большинства Пелоси, он объяснит, как мы будем следовать тому регулирующему контролю, на который согласилась наша нация>.

* the Executive Orders - указ президента, административный указ - Подзаконный акт, изданный президентом США в рамках полномочий, данных ему Конституцией. Указ президента имеет силу закона и не требует одобрения Конгрессом - прим. ред.

Когда министр Гейтнер пожал руку Обаме и поднялся на подиум, у Тома, Майка, Джека и Джона было одно и то же чувство, несмотря на разделяющие их мили и разницу в социальном статусе. Гейтнер начал зачитывать президентские указы, которые касались его министерства, в основном - банковского и финансового секторов, но, что занимательно, чтобы не лишать американцев чувства спокойствия, он обходил стороной обязанности по приведению их в действие, которые лежат на федеральной налоговой службе и Бюро по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию. Тревога, которую у себя дома чувствовали джентльмены, в последующие двадцать четыре часа только усилится - в Интернете опубликуют указы, и последующий за этим хаос навсегда изменит Америку.

День, когда доллар умрёт, часть 6. Передай, пожалуйста, масло и черничный сироп.

Нижеследующая история - ВЫМЫСЕЛ. Перед тем, как размещу седьмую часть, я составлю краткий пересказ произошедших событий с небольшими комментариями. Кроме того, я вкратце расскажу про приложение, которое собираю для первых семи частей рассказа.

24 февраля 2012 9:45

Мать Сэнди нельзя было назвать беспомощным младенцем. Тот факт, что она выросла в Аделе и была настоящей девушкой с Юга, обеспечил её опытом и крепостью, с помощью которых она могла с лёгкостью пройти самые странные ситуации. И вот ей уже семьдесят пять. Она носила обычное для юга Джорджии имя Лилиан. И она знала, что в трудное время (ну или если просто пирог не получается) все постоянно бегают к <маме Лил>, чтобы она поделилась своей мудростью. Посмотрев на свою сорокапятилетнюю дочь, она только и сделала, что покачала головой, делая глоток кофе в ресторане <Айхоп> - дочь настояла, чтобы они с утра туда поехали. Лилиан посмотрела на потолок и завела своё обычное: <Милая, не надо было так далеко ехать. В Джорджии не в первый раз идёт снег, а у меня много свежих мясных консервов, фруктов и овощей. А вот у тебя дома, я уверена, нет даже банки Спама> (Спам - бренд мясных консервов, - прим. перев.). Сэнди вздохнула и ответила: <Мама, в понедельник ночью Том после работы зашёл в магазин и купил кучу всяких консервов, есть которые вредно для здоровья. Кроме того, он купил туалетную бумагу, а затем продал её на парковке, заработав пять долларов на каждой упаковке. У нас запасы на несколько недель, ни о чём из-за нас не беспокойся. А вот мы за тебя волнуемся>.

Лил откинулась назад, пока официантка подливала ей кофе. Затем её коллега поставил перед Сэнди первую тарелку, на которой лежали яйца, бекон, блины и то ассорти из сиропов, за которое <Айхоп> прославился как место, дававшее зубным врачам работу уже которое десятилетие. Пока Лилан размешивала в кофе сахар, перед ней поставили её тарелку, на которой всё свободное место заняла глазунья, всё ещё шипевший маслом бекон, две колбаски и два блина, по соседству устроилась миска исходящей паром каши с маслом. Официантка, на лице которой ясно читалась усталость, вежливо спросила: <Вам ещё чего подать? Если не приедет грузовик с очередной поставкой, мы, быть может, работаем последнее утро. Где-то через час у нас тут кончится еда и всё>. Лили улыбнулась и, характерно растягивая слова, сказала: <Всё в порядке, милая, мы с удовольствием это съедим, ведь я уверена, что вы как следует позаботились о нашем заказе. У меня на тарелке всё, что я хотела, даже больше. У тебя ведь тоже, Сэнди?> Сэнди эта фраза, похоже, озадачила, и она просто кивнула головой, приступив к лучшему завтраку, который у неё был за последние несколько дней.

<Мама, что ты этим имела в виду?> - спросила Сэнди, откусив обильно политый маслом и сиропом блинчик. <Дорогая, передай, пожалуйста, масло и черничный сироп>, - ответила мама, - <и я объясню тебе, почему нам надо привыкнуть к тем условиям, в которых я выросла>. Лилиан пустилась в рассказ про те времена, когда она была маленькой. Сэнди слышала эту историю миллион раз, однако сейчас она не стала пропускать её мимо ушей. <Мам, а почему тебе приходилось каждую ночь есть репу? Разве это не осталось в прошлом?> - спросила Сэнди, прерывая историю. <Милая, мы считали за счастье, если иногда ночью к нам в руки попадало свиное сало со спинки и репа с чёрным перцем. Мы жарили всё это, чтобы добавить в нашу еду остроты. Если нам везло, на стол попадала картошка и мы ели суп из картошки и репы, а иногда, раз в месяц, даже курицу. Надо помнить, что вся та околесица, которую в тридцать девятом нёс Рузвельт по поводу восстановления экономики, вовсе не означала того факта, что это восстановление вообще происходило. Чёрт побери, если бы в армию не призвали достаточно рабочей силы, рынок труда в этой стране больше бы не открылся. Мы бы с голоду умерли, если бы не война>, - ответила она, увидев в глазах дочери беспокойство.
После того, как чуть более часа спустя они закончили завтракать, Лилиан настояла на том, что сама даст на чай, и оставила официантке красивую, новую купюру в десять долларов. <Мама!> - выдохнула Сэнди, - <Это чересчур много!> Её мать ответила взглядом на её взгляд и строго сказала: <Не закатывай скандал, она заработала эти деньги и, скорее всего, окажется на улице уже после обеда. Тебе стоит беспокоиться о себе и этом твоём муже>. Когда они подошли ко входу в магазин с чеком, Сэнди достала из бумажника дебетовую карту и дала её вместе с чеком кассиру. Младший менеджер, слегка утомлённая женщина пятидесяти с чем-то лет из Вилла Рика, которая выглядела так, будто работает уже три дня без перерыва, вежливо сказала: <Мадам, мы сейчас не принимаем карточки. На двери висит объявление, что берём только наличные>. Сэнди оглянулась на мать и, начиная чуточку паниковать, сказала: <Мам, у меня нет:> Не дав ей закончить, Лилиан протянула перепачканной сотруднице ресторана двадцать пять долларов и сказала, что сдачи не надо. <Милая, я же тебе сказала, что была готова к этому далеко не год назад>, - сказала она, взяв за руку дочь и выйдя с ней наружу.

Сэнди подошла к пассажирской двери своего Джи-Эм-Си <Сиерра>, открыла дверь и помогла матери сесть в джип. Пока мать усаживалась, копаясь с регулировкой сидения и ремнями безопасности, Сэнди обогнула машину и вдруг закричала: <ГОСПОДИ! ПОМОГИТЕ, КТО-НИБУДЬ, ПОМОГИТЕ!> Из отверстия бензобака торчал конец резинового шланга, из которого на ледяном зимнем ветру испарялись, видимо, последние капли бензина. Вот-вот начнутся приключения Сэнди в Пичтри Сити, несмотря на то, что она менее чем в двух часах от дома.

24 февраля 2012 10:00, центральное время

Заместитель шерифа Монктон закончил пить кофе и, как он и рассчитывал, после речи президента и Гейтнера на его радио поступил вызов. <Всем отделениям вернуться на базу>, - вот и всё, что сказал голос по радио. После того, как все подтвердили получение приказа, он глубоко вздохнул и приготовился ответить. Он посмотрел на своего старого друга, которого знал уже много лет и сказал: <Вот этого сообщения мы все и боялись. Нас готовили к этому в 2002 и 2007 годах, но никто не думал, что такое случится>, - сказал Майк смягчившимся, ничего не выражающим тоном. <Чего боялись, Джек? Чёрт, ты меня сейчас здорово напугал>. Заместитель сунул Майку копию сообщения, которое они получили в понедельник утром из Вашингтона от Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям и Министерства национальной безопасности. Майк быстро пробежал его глазами и, закончив читать, выпалил: <НАЦИОНАЛИЗИРУЕТСЯ? НАШУ МЕСТНУЮ СЛУЖБУ ШЕРИФА НАЦИОНАЛИЗИРОВАЛИ? Джэк, ты, блин, шутишь что ли?>

<Нет, Майк, не шучу. Они ждали официального сигнала из администрации губернатора, который освободил бы нас от подчинения штату. Буш подготовил эту альтернативу после нападения 11 сентября, но никто никогда не думал, что этот приказ будет подписан президентом>, - сказал Монктон, надевая плащ и уставившись в пол. <Джек, а ты что будешь делать? Если поступит приказ против жителей этого города, тебе придётся сделать непростой выбор>, - сказал Майк, начиная волноваться. Заместитель надел шляпу и перчатки и взглянул Майку в глаза: <Я буду делать свою работу, старик, так же, как всегда>.

24 февраля 2012 11:00, восточное время

АВТОМАТИЧЕСКАЯ ПЕРЕАДРЕСАЦИЯ. ПОЖАЛУЙСТА, ПОВТОРИТЕ ЗАПРОС ПОЗЖЕ. СПАСИБО. ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО США
- 404 СТРАНИЦА НЕДОСТУПНА -

Я понемногу начинал злиться. Сообщения были одни и те же, раздражение достигло пика. Сначала перестала откликаться страничка моего банка, потом <Уолл-Стрит Джорнал>, потом <Нью-Йорк Таймс>, потом Драдж, потом мои форумы, а теперь Яху и Гугл, так, что я даже почту не могу проверить или с друзьями початиться, чтобы узнать, что происходит в других частях страны.

Доступ был только к сайтам правительства штата и страны, которые не обновлялись уже двадцать четыре часа. Я уже готов был оторвать от стола компьютер и разбить его об стену, когда зазвонил телефон. Он звонил. И звонил. И продолжал звонить. <Чёртова голосовая почта, похоже, тоже не работает>, - подумал я про себя.

После двадцатого звонка я поднял трубку и начал слушать сообщение, которое превратило мой день в праздник: <Приветствую вас, жители этого дома>. На секунду пришлось оторваться, чтобы крикнуть: <Дорогая, возьми трубку, нам президент звонит>. <...связаться со всеми, с кем можем и успокоить их во время кризиса, который переживает наша нация. Мои подчинённые денно и нощно работают для того, чтобы все системы пришли в норму. Вы наверняка слышали речь сегодня утром и, вероятно, дальнейшую информацию от министра финансов Гейтнера о функционировании наших финансовых рынков в будущем. Хочу вас уверить в том, что этот инцидент находится под расследованием, поскольку возможно, что это нападение на финансовую безопасность нации было террористическим актом, но пока крах доллара - это ненужный слух, который распространяют враги нашей великой нации, чтобы ослабить нашу возможность функционировать в рамках мирового сообщества. Я займусь восстановлением, буду создавать заново и сделаю так, что доллар США навсегда станет валютой, который мы, народ США, сможем гордиться и в роль которой, в качестве инструмента торговли, можем верить. Чтобы получить дальнейшую информацию по поводу новых правил, либо подать заявление на ПУПП или Программу универсальной правительственной помощи, разработанную для всех граждан страны, перейдите на сайт ggap.gov или нажмите цифру два, когда закончится это послание. После этого вы сможете оставить сообщение на автоответчике, в котором можете попросить консультацию с региональным или местным специалистом по финансовому менеджменту. Благодарим вас и да благословит Господь вас, Америку и всех жителей этой великой планеты>.

<Бииип: нажмите 1, чтобы завершить этот звонок. Нажмите 2, чтобы договориться о консультации, нажмите 3, чтобы узнать, где будет происходить ближайшая конференция по чрезвычайному положению; нажмите 4, чтобы проиграть это сообщение ещё раз. Повесьте трубку, чтобы завершить звонок>.
Я бросил трубку и тут же услышал, как выругалась в другой комнате жена и возмущённо на меня крикнула: <Чёрт побери, когда ты бросил трубку, я всё ещё висела на линии!> Извинившись и пообещав больше так не делать, я решил посмотреть, смогу ли найти хоть что-нибудь на иностранных новостных сайтах. Однако они тоже были заблокированы. Как я и боялся, не было доступа к иностранным новостным ресурсам, включая Би-Би-Си, канадские газеты и телеграфные агентства. А значит, единственным источником информации было наше местное телевидение и радио плюс правительственные сайты. Начались информационные запреты, направленные на предотвращение бесконтрольного распространения слухов и домыслов. Именно поэтому мой друг посоветовал мне пойти домой и ждать объявлений.
Я перешёл по адресу, указанному в сообщении и попал на плохо сбитый сайт, пестревший ссылками на различные программы государственной помощи. После долгих и упорных поисков я нашёл <ссылки на важные учреждения правительства США>, кликнул на этот раздел и, прокрутив страницу вниз, вышел на сайт Казначейства США. Я подумал, что они должны размещать хоть какие-то новости о банках и, поскольку работы у меня больше не было, о том, как получить доступ к нашим счетам. После того, как страница со скрипом загрузилась, её внешний вид отличался от того, который отложился у меня в памяти. На сайте были ссылки на всё, что только можно придумать, от новостей до <Обновлённой информации по обмену иностранных валют по состоянию на 24.02.10>. Кроме того, появился новый раздел про <Инвестиции в Новой Америке>. Подумав, что неплохо было бы узнать, что творится в мире иностранной валюты, я кликнул на ссылку, ведущую на курсы валют. Лучше бы я этого не делал.

Когда я увидел курсы обмена валют, у меня чуть глаза из орбит не вылезли:

1 УДЕ МВФ = $8.00 США.
1 УДЕ МВФ = $Т 1.00*
1 евро = $5.00 США
1 фунт стерлингов = $1.50 США
10 иен = $1.00 США
2 юаня = $1.00 США**
*=$T не доступен для граждан США или Великобритании. Введён только для целей международной торговли и корпоративных расчётов со странами-членами МВФ.
** Курс обмена перестаёт действовать 25.03.10, будущая ставка будет определена позднее 0.25 швейцарских франков = $1.00 США

:и так далее, и тому подобное. Я был ошарашен. Несмотря на оптимистичные речи о том, что <мы справимся>, которые звучали на протяжении последних трёх дней и всё сегодняшнее утро, нашу валюту действительно <уронили> или решили начать с ней всё с начала. А потом меня будто жена по голове сковородкой ударила: что такое УДЕ МВФ? Я кликнул на ссылку, приведённую ниже, и нашёл <короткий> комментарий: <Универсальная денежная единица Международного валютного фонда - это новая, электронная валюта, разработанная, чтобы упростить и обслуживать международные расчёты и торговлю всех членов фонда. Ставки УДЕ МВФ устанавливает объединённый совет, в который входит Всемирный банк, МВФ и центральный банковский комитет ООН>. Застыв от удивления в офисном кресле, я вернулся на главную страницу. Ссылка, на которую я кликнул в этот раз, оказалась не менее важной:
Изъятие из оборота монет и даты прекращения их оборота

$0.01 пенни - Упраздняется 01.04.2012
$0.05 никель - Упраздняется 01.04.2012
$0.10 десятицентовик - Упраздняется 01.04.2012
$0.25 четвертак - Упраздняется 01.05.2012
$0.50 полдоллара - Упраздняется НЕМЕДЛЕННО
$1.00 монета в доллар - Упраздняется НЕМЕДЛЕННО

В магазины поступили инструкции, согласно которым они должны принимать любые монеты, но не давать сдачу, предлагая вместо неё СДР США (специальные депозитарные расписки США), которые покупатели смогут разместить на банковских депозитах или использовать для приобретения электронных ссуд с помощью новых карт в рамках ПУПП. Ничего себе, подумал я про себя, они взяли и повысили цены на всё вокруг, оставив при этом только бумажные деньги! Настораживало и то, что тем из нас, кто имел отношения с иностранными поставщиками, теперь надо было разобраться в том, какое влияние окажет новый Торговый доллар, и как вообще вести теперь дела. Затем меня осенило, что этим утром мои дела сгорели дотла вместе с офисом, а работа моей жены в Министерстве транспорта нашего штата была всё ещё заморожена. Как ей сказали, <в ожидании> инструкций для подчинённых. Всё теперь изменилось, а информационный вакуум (не считая того, что фильтрует правительство), вселял в людей скорее панику, чем уверенность.

24 февраля, 2012 13:42, восточное время

Вдруг откуда-то со стороны моего двора донеслись громкие хлопки, будто пистолетные выстрелы: <БУМ, БУМ, БУМ, БУМ>. Не медля ни секунды, я схватил дробовик и криком приказал жене укрыться в ванной, взяв с собой пистолет и котят. <К чёрту, кто тогда будет прикрывать другие окна?!>, - крикнула она мне. Хорошая мысль, подумал я про себя, перебираясь от окна к окну, пытаясь понять, кто или что по нам стреляет. <БУМ! БУМ! БУМ! БУМ!>, - снова загремело с улицы, разбегаясь эхом по окрестностям. Скоро вдалеке послышался вой сирен. Шум раздавался каждые несколько минут, и я решил, что это перестреливаются какие-то банды, либо же домовладелец обороняется от каких-то отбросов общества.

Держа палец на спусковой скобе дробовика, я посмотрел в щёлочку жалюзи одного из боковых окон. Всё, что я увидел - это десятилетнего соседского мальчишку, тащившего кусок фанеры и Джеймса, стоящего на лестнице. Сосед гвоздомётом забивал гвозди в дерево, чтобы закрепить на окнах доски. Я подошёл к жене и протянул ей дробовик, сказав, что пойду с ним говорить. <Джеймс, какого чёрта ты делаешь? Сезон ураганов ещё не настал, мой мальчик!> - крикнул я ему. Он вытер рукавом пот, который катился ему в глаза со лба, отложил на верхушку лестницы гвоздомёт и спустился вниз. <Ураган нас уже настиг и я не собираюсь рисковать. Тебе стоит сделать то же самое, Джон, чтобы спокойно спать ночью. Я уже слышал, от людей в нашем районе, что в других частях города постоянно происходят вооружённые ограбления, кражи со взломом, а то и ещё чего похуже>, - ответил он с обеспокоенным лицом. <Джеймс, а каким, блин, образом, ты собираешься смотреть, кто подходит к твоему дому, если у тебя все окна забиты? А как будешь выбираться в случае пожара?>, - достаточно безобидно спросил я. <Также как и ты, Джон>, - ответил он, указывая на дробовик, прислонённый к стене.

<Может, пора начать дежурить и отгородиться от окружающего мира так, чтобы мы могли оборонять дома друг друга?> - предложил он. Я сказал ему, что идея была неплохая. Когда он закончил свою работу я попросил одолжить его гвоздомёт. Я понял, что он был прав. Ураган уже прошёл, и на этот раз нужно было забить окна для того, чтобы обеспечить безопасность после, а не до бури. Однако тогда я ещё не знал, насколько безумным было это предложение дежурить в окрестностях наших домой. Любители БМВ и шампанского, среди которых мы жили, не имели ни малейшего понятия о том, что творится в реальном мире. И пока сети для быдломассы вещают любую чепуху, кроме новостей, они не станут принимать близко к сердцу всю серьёзность ситуации. Теперь я понял, каково это, быть в ловушке пригородных районов, когда у тебя ограничены и пути к бегству, и возможность приспособиться к новой реальности.

День, когда доллар умрёт, часть 7.

Безопасность и свобода для всех

Для начала небольшой комментарий от автора. Хотел бы лично поблагодарить всех, кто пересылал, копировал, размещал у себя и продвигал этот сайт и серию рассказов в том виде, в котором она существует сегодня. Я не старался представить на ваш суд <профессионально написанную> серию онлайн-повестей, в которых я передаю свои домыслы (как я выяснил, такие повести ещё называют <блогосказами> ). Нет, я хотел написать серию рассказов, которые увязаны с тем, что может произойти в реальной жизни со среднестатистическим человеком. Несмотря на то, что многие считают, что из-под моего пера в перспективе может получиться хорошая повесть, я хотел бы сделать по этому поводу паузу, чтобы просто напомнить, для чего я всё это пишу:

Чтобы заставить вас и себя задуматься о будущем.

Какие ошибки допустят те, кто находится у власти? Как новая реальность отразится на среднестатистической семье? Выживет ли Америка? Какое возмездие последует нам со стороны мира? Что сделать мне, чтобы поддерживать порядок в доме и пережить безумие?

На ум приходят эти и, я уверен, тысячи других вопросов. Я знаю, что считать эту историю потенциальным ходом событий, как кажется, может только безумец. Однако в моей книге в каждой истории есть доля правды, ну, разве что, кроме тех, в которых явно чувствуется влияние <Безумного Макса> (прим. перев. - легендарный фильм про мир после ядерной войны) или же есть события, которые, я думаю, не произойдут в кратко - или среднесрочной перспективе и которые возможны только в случае мировой войны. Я боюсь, что вместо этого мы будем жить в мире двух разных долларов, в котором остальные страны мира отделились от США, стараясь пережить коллапс созданной нами империи. Американский мир действительно может привести к возрождению или подъёму азиатских стран под предводительством Китая, который позволит им пересечь степи в походе на Запад, как сделали это многие века назад орды монголов. Так что, я буду продолжать эту серию рассказов, начиная новую главу каждую среду, чтобы я был в состоянии концентрироваться на каждом событии, но при этом смог закончить и другую работу.

Надеюсь, вам понравится этот блогосказ. Пожалуйста, продолжайте поддерживать обратную связь в том виде, в котором считаете нужным. Нет ни правды, ни неправды, есть только мнение, поскольку с этого момента все нижеследующее - ВЫМЫСЕЛ:.

Продолжение:

24 февраля 2012 10:55, восточное время

Лилиан потягивала кофе у кассы, когда внутрь забежала Сэнди и крикнула: <Мама, нужна твоя помощь с дорожным патрулём штата>. Лилиан аккуратно поставила чашку на стол и сделала комплимент кассиру, похвалив её за любезность и понимание, осознавая, что, вполне возможно, это была последняя чашка кофе из любимого ресторана на долгие годы вперёд. Когда она подошла к своей слегка раздражённой дочери, полицейский уже вытащил свою книгу с отчётами и начал принимать показания дочери.

С подчёркнутой медлительностью, свойственной выходцам с юга Джорджии, полицейский говорил Сэнди: <Мадам, мне неприятно вам это говорить, но вам стоило бы быть поближе к дому, потому что в радиусе пятидесяти миль вокруг нет ни одной открытой заправки, и я не уверен, что могу вам помочь>. Сэнди с некоторым смятением посмотрела на свою мать, когда та задала офицеру самый простой вопрос, который можно было (да и вообще стоило) задавать полицейскому: <Сэр, у вас не найдётся лишнего бензина, который я могла бы у вас купить?> У Сэнди отлегло было от сердца, когда офицер вдруг резко произнёс строгим голосом: <Сейчас у нас нет ни капли лишнего топлива. Слишком много всего происходит, и я достаточно времени провёл за делом, которое никто никогда не обработает. Мы сейчас занимаемся только тяжкими уголовными преступлениями, преступлениями в денежной сфере и поддержанием правопорядка на региональном уровне>.
Лилиан в своё время это уже слышала, поскольку её матери во время большой войны довелось общаться с распределителем пайков в маленьком городке Аделе. Лилиан похлопала глазками, приняв ту особенную бабушкину позу, которая так и лучилась обожанием. Заглянув в глаза полицейскому, она сказала: <Сынок, я отдам все свои деньги, сорок баксов, если ты поделишься хотя бы 5 галлонами (прим. перев. - 18,93 л бензина), чтобы она могла доехать до дома. Я обещаю, что она высадит меня в западной части города и отправится домой>.

Полицейский, вымотанный двадцатью часами упорного несения службы, кивнул, открыл багажник и протянул Сэнди полную канистру бензина на пять галлонов. Ещё пять канистр оставались в кузове его машины. После этого он повернулся к улыбающейся пожилой даме и сказал: <Мадам, оставьте деньги себе. Они всё равно ничего не стоят. Вам обеим нужно поехать домой, закрыть двери и затаиться на несколько дней, пока тут всё не устаканится. Надеюсь, через несколько дней откроют продовольственные магазины и банки>. Как только он закончил, Сэнди безропотно выпалила: <Сэр, обещаю, мы поедем к ней домой, заберём припасы и запрёмся у меня дома. Обещаю!> Полицейский кивнул, а Лилан улыбнулась ему и протянула небольшое золотое кольцо с мизинца, прошептав на ухо: <Сынок, да благословит тебя Господь. Я прожила полную жизнь, и теперь, благодаря тебе, я смогу встретить грядущее рядом со своей дочкой. Возьми это в качестве моей благодарности. Стоит оно немного, но для того, что нас ждёт, всем понадобятся настоящие деньги>.

Офицер улыбнулся, поцеловал её в щёку и прыгнул в машину, в которой как раз раздавался вызов по радио: <Совершается 10-34 (прим. перев. - закодированное сообщение для внутренней связи полиции, обозначает мятеж), всем постам рядом с Питтс Шелл на 54 трассе в Пичтри Сити немедленно выехать на место происшествия. Убит полицейский, требуется подкрепление>. Он подтвердил выезд, хлопнул дверью и, оглашая окрестности сиреной и мигалкой, умчался с парковки. Сэнди как раз заканчивала заливать бензин в машину. Она подняла полные слёз глаза на мать и сказала: <Как бы я хотела быть такой же сильной, как и ты, мам!> Лилан знала, что дочь расстроена событиями этого дня, поэтому ответила ей ободряющей улыбкой и словами, которая может сказать только мать: <Обещаю, милая, после всего этого ты будешь гораздо сильнее>.

24 февраля 2012 12:00, центральное время

Телефон Майка зазвонил будто по расписанию, однако вместо его диспетчера на другом конце провода было федеральное министерство транспорта. Голос звонившего без лишних вступлений спросил: <1204-ый, Майк Элмендорфф, это вы?> Майк помешкал и ответил: <Да, это я, пожалуйста, назовитесь>. Женский голос выпалил: <Это Сандра Тилленс из министерства транспорта, я обзваниваю всех водителей грузовиков, за которыми числится груз продовольствия, который должен быть доставлен в район Миннесоты. Согласно информации, предоставленной вашей компанией за номером 47762IBP1011, у вас примерно 15 000 фунтов (прим. перев. - 6 800 кг) упакованной в коробки замороженной свинины, которая была направлена в Дулут, Миннесота, для компании <Дулут Мит Супплай>>. В голосе Майка нерешительность уступила место беспокойству, когда он заговорил: <У вас верная информация. Чем могу вам помочь?> Мисс Тилленс строго ответила: <Вам приказано доставить этот заказ в 4 часа утра в Супериор Колд Сторадж на 1123 Маллин Авеню в Сейнт Клауд, Миннесота. Мы пришлём для вас машину сопровождения из полиции штата, чтобы обеспечить безопасность вашего пути>. К этому моменту кровяное давление Майка достигло пиковой точки, поскольку он был не в настроении слушать чьи-то приказы после того, что произошло за последние 72 часа. <А скажите, дамочка, когда мне заплатят за доставку этого груза и когда я получу компенсацию за бензин, которую обещал мой тупоголовый диспетчер за то, что я тратил свои деньги на поддержку моего грузовика на колесах последние два дня?> Выслушивать гневные тирады старого водителя она не собиралась: <Сэр, это приказ, ваш груз был перенаправлен ФЕМА для перераспределения. Вы можете выполнить эту поставку и связаться в понедельник со своей компанией, чтобы обсудить расчёты с вами, которыми будет заниматься штат Миннесота. Либо мы можем послать к вам водителя с надлежащим эскортом, чтобы забрать у вас грузовик и вернуть его после разгрузки тогда, когда посчитаем нужным>.

Майк понял, что делать было нечего: <Мэм, буду на месте в 4 часа. Ради вашего же блага надеюсь, что, пока я буду в отъезде, жена моя будет в безопасности>. Тут дама повесила трубку, и Майк схватил свой личный мобильник, пытаясь дозвониться до заместителя шерифа Монктона. <Майк, я ничего не могу сделать. Нам выдали полный комплект бронежилетов, и я должен нести службу на блокпосту на 210-ой в 75 километрах к северу от Брекенриджа. Ничем тебе не могу помочь, старик>, - ответил Джек. <Чёрт, мужик, завтра моя жена будет совсем одна, а я боюсь, что те психи, которых мы слышали на трассе, всё ещё где-то рядом>, - слегка раздражённо сказал Майк. Джек немного выждал и сказал: <Майк, я бы не волновался. Тебя будут сопровождать, а всех, кого застанут после захода солнца без надлежащего разрешения, будут расстреливать на месте. Всё снова как раньше, старик, это те же сэндвичи с дерьмом, который мы ели в джунглях в семидесятые. Мне надо идти, мы двигаем к машинам, чтобы занять пост до темноты. Позвоню тебе в пятницу или субботу, когда нас сменят>.
Майк попрощался с другом и перешёл в комнату, в которой сидела его жена. Она смотрела на него тем взглядом, которым могла смотреть только женщина, которую ты знаешь долгие годы. Он только успел открыть рот, как она заговорила: <Просто оставь мне пистолет и дробовик. И вам стоит обозначить себя, мистер, когда будете стучать в дверь, иначе я снесу к чёрту твою задницу>. Майк улыбнулся, подошёл к ней, обнял и прошептал на ухо: <Я люблю тебя, детка. Оставлю тебе 357-ой (прим. перев. - пистолет системы Дерринджера), а себе возьму <мухобойку> (прим. перев. - сленговое название малокалиберной винтовки). Ты лучше всех>.

24 февраля 2012 15:00, восточное время

<С вами служба национальных новостей 'Голоса Америки', спасибо за ваше внимание, мы передаём свежую послеобеденную сводку из Вашингтона, округ Колумбия>, - загудел по телевизору голос. Я увеличил громкость, потому что любая информация лучше неизвестности, а мне нужно было понять хоть что-нибудь о происходящем в мире, кроме того мусора, который заполнил радиопередачи. После пятиминутной сводки Си-Эн-Би-Си вернулась к <нормальной> программе передач, однако вместо послеобеденной сводки с рынков на экране показалась причудливо обставленная студия, в которой с чрезвычайно усталым видом сидел председатель ФРС, у которого собиралась брать интервью Мария Бартиромо. Переключиться с этого на другой канал я просто не мог, так что позвал жену посмотреть шоу вместе, поскольку оно могло на долгие годы определить путь развития нашей страны.

Мария Бартиромо: <Добрый вечер, председатель Бернарке, и добро пожаловать на деловой вестник Голоса Америки>.
Оцепенев, я сделал то, что в этот же момент сделала примерно половина страны: нажал на пульте кнопку <информация>, чтобы убедиться в том, что да, я на 39 канале и, что идентификатор канала на Комкасте гласит <Си-Эн-Би-Си>. Похоже, что безумие, свидетелем которого я являлся, так быстро не закончится.

Председатель Бернарке: <Спасибо, Мария. Надеюсь, смогу вас всех просветить по поводу того, какого успеха мы добились в Женеве>.

Бартиромо: <Финансовые рынки всего мира приостановили свою деятельность. В нашей стране парализована банковская система. Какие действия были разработаны в ходе переговоров в Женеве, чтобы восстановить систему?>

Бернарке: <По сути, встречи, в которых мы участвовали, ускорили вступление в силу предыдущих соглашений, принятых на последних встречах <Большой восьмёрки> и <Двадцатки>. Первостепенной задачей будет открытие финансовых рынков Азии и Европы, поскольку страны этих блоков установили для себя ускоренное расписание по переходу на универсальную денежную единицу в международной торговле и по отказу от системы национальных резервов, основанной на одной валюте. В это время США будут работать согласно условиям чрезвычайной декларации, выпущенной банками ФРС и президентом США на следующие девяносто дней>.

Бартиромо: <Чрезвычайная декларация закончит своё действие только через несколько месяцев, значит ли это, что наши рынки капитала и облигаций в ближайшее время останутся закрыты? Или перед перезапуском системы следует подождать завершения других мероприятий?>

Бернарке: <На самом деле всё будет происходить довольно просто. Мы заключили соглашения по девальвации и теперь занимаемся тем, что переоцениваем все активы и облигации, которые обращаются на открытом рынке. Кроме того, мы выпускаем новые облигации внутреннего займа, чтобы сменить выпуски Казначейства, которые находятся на руках у учреждений внутри страны и у населения. После завершения выпуска и обмена ценных бумаг федерального, муниципальных правительств и правительств штатов, рынки будут снова открыты. Это произойдёт не раньше, чем будет назначена цена на неправительственные активы, и в рамках новой системы будут объявлены дефолты по заранее оговорённым инструментам. Процессом установки цен будет заниматься комитет, созданный в рамках системы ФРС в её нью-йоркском отделении. Закончить он должен к 8 марта. Предполагается, что финансовые рынки откроются именно в этот день в 9 утра по новым правилам шестичасовых торгов, тем самым мы исключаем непредвиденные последствия>.

Бартиромо: <Почему шесть часов? Что не так с традиционным временем работы, которое устанавливают биржи?>

Бернарке: <Согласно требованиям нового регулирующего органа - МСФКР или Международного совета по финансовому контрою и регламентации, подотчетного МВФ и ООН, мы должны соблюдать все нормы в операционной сфере до тех пор, пока ФРС не будет на 100% отвечать требованиям, установленным в Женеве на основании вашингтонского соглашения <Большой восьмёрки> в 2008 году и не сольётся с новым Всемирным резервным банком. Применение международного регламента вместо внутреннего контроля, который не выполнил свою функцию и создал ситуацию, в которой мы сейчас находимся, усилит возможности отделений резервного банка через процесс интернационализации. В то же время это предупредит азартные игры с системой и создание непроверенных финансовых инструментов, которые дестабилизируют международные рынки>.

Бартиромо: <Господин председатель, в своих предыдущих заявлениях из Женевы Вы намекнули на то, что, несмотря на внутренние проблемы, которые мешают перезапуску системы, индивидуальных инвесторов и обычных граждан ждёт серьёзный удар. Грядут революционные перемены в нашей экономике, создающие по-настоящему свободный рынок, над которым для обеспечения стабильности будет осуществляться контроль. Не могли бы вы поподробнее об этом рассказать?>

Бернарке: <Конечно, Мария. Соглашения, над которым мы работаем, направлены на предотвращение дефолта США и стабилизацию процесса обмена валют через отказ от единого валютного стандарта, являвшегося слабым местом системы, изначально разработанной в рамках послевоенного Бреттон-Вудского соглашения. Подход, использующий унифицированную валютную систему и позволяющий отдельным странам отказаться от участия и продолжить финансовые сделки или экономическую деятельность в национальной валюте, даст странам-должникам, которые должны перед принятием новой международной системы выполнить свои обязательства и сбалансировать национальные счета, больше времени на приведение своей экономики в соответствие требованиям системы. США является крупнейшим должником, так что, на приведение нашей системы в соответствие с международной даётся десять лет. Президент уже поставил подпись под соглашениями, подразумевающими жёсткие меры на этот период, на которые согласились резервные банки, и которые позволяют США вернуть статус стабильного участника мировой экономической системы к 2021 году>.

Бартиромо: <Каковы последствия для тех, кто не связан с финансовым рынком?>

Бернарке: <В конце концов, эти действия вернут нас в период благоденствия, которого у нашей страны не было уже почти пятьдесят лет. Они приведут к дисциплине в бюджетной сфере, которая позволит стране обеспечивать экономическую безопасность граждан и сохранять те привилегии, которые важны для каждого из нас. Уже скоро, как только будут введены квоты для стабилизации цен, дела начнут приходить в порядок, и Америка вернётся к роли двигателя экономического роста для всего мира>.

Бартиромо: <Будут ли выпущены новые законопроекты, регулирующие финансовые рынки и рынки капитала? Сегодня нас смотрит множество зрителей, которые беспокоятся о своих пенсионных сбережениях>.

Бернарке: <Да, Мария, и, к счастью для всех участников пенсионных и инвестиционных программ, правительство США, заручившись одобрением МФВ, согласилось застраховать и гарантировать рыночную стоимость всех этих инструментов на момент закрытия торгов в пятницу, 22 февраля. Цена и оценочная стоимость зафиксированы. Их можно будет конвертировать 8 марта в новые ВЗК или внутренние займы Казначейства, либо передать в Администрацию социального обеспечения для участия в новой программе Управления гражданскими пенсионными накоплениями, которая будет открыта для подписчиков 2 марта 2012 года. Оба этих решения должны убедить среднестатистического инвестора в том, что сбережения всей его жизни не будут потеряны в этот беспокойный период перемен>.

Бартиромо: <Спасибо за ваше время, господин председатель. Мы снова в новой студии <Голоса Америки>, где специалисты будут обсуждать сегодняшние новости>.
И снова я, оцепенев, молчал. В этот момент жена толкнула меня локтем и сказала: "Похоже, что на самом деле мы больше никогда не увидим наши пенсионные сбережения>. Я с грустью кивнул и задал ей один важный вопрос, который мучил меня с самого начала всей этой ерунды: <Ты не перестанешь меня любить, если я буду копать канавы или превращусь в бюрократа?> Она крепко меня обняла, поцеловала и прошептала <не перестану> мне на ухо. Наша семья оказалась в ужасном положении. Я надеялся, что завтра почтальон принесёт нам информацию о том, что произошло с десятками тысяч долларов, которые мы сберегали на будущее, ну или хотя бы намекнёт на то, что может принести с собой это самое будущее. Однако я знал точно, если я не найду какой-нибудь источник информации, кроме подконтрольных государству СМИ, я сойду с ума. С этими мыслями я сказал жене: <Дорогая, я прогуляюсь часов до пяти. Почему бы тебе не остаться дома и не посторожить его с нашими соседями? Мне надо сходить за несколько кварталов - я хочу узнать, работает ли любительское радио старика Льюиса, и послушать, какие новости нам не рассказывают>.

Тогда я ещё не догадывался, что те вещи, о которых ты не знаешь, могут принести больше проблем, чем правда.

День, когда доллар умрёт, часть 8. <Внимание, всем, приём, есть тут кто-нибудь?>

25 февраля, 2012 00:10, центральное время

Надоедливый будильник Майка зазвонил точно по расписанию. Как всегда перед выездом, он по привычке натянул на исподнее зимнюю одежду, надел ботинки и перчатки и вышел на улицу проверить грузовик и прицеп. На улице из-за глобального потепления стояло всего-то минус тридцать градусов. Когда Майк вышел на улицу, обдумывая вчерашний звонок, под его ногами захрустел снег. Попытки позвонить в офис и связаться с диспетчером успехом не увенчались, поскольку он натыкался на систему голосовой почты своей компании. Однако, учитывая обстоятельства, он решил, что новый мир будет работать именно так из-за правительственного контроля. Проверив нагреватель масла и кожухи, он заполз в заледеневшую кабину и завёл двигатель своего огромного <Кенворта>, с удовлетворением слушая, как его старушка на морозном воздухе Миннесоты завелась с пол-оборота, как и делала последние семь лет.

Пока грузовик прогревался на холостых, а двигатель холодильника работал, как ему и подобало, Майк понял, что бензина в грузовика хватит всего на 20 часов. Именно поэтому, когда он проверял смазку пятого колеса и искал, чему ещё надо оттаять перед выездом через час, водитель бормотал под нос: <Слава Богу, я наконец-то могу скинуть эту свинину и вернуться домой. 40 минут первого, чёрт побери!> - прошептал он через прикрывающую лицо маску своей куртки. Слова вместе с паром от дыхания испарились в ледяном воздухе. Майк поплёлся назад в дом, чтобы привести себя в порядок и подготовиться к встрече с <эскортом>. В рамках подготовки он принял выражение лица настоящего профессионала и спрятал пистолет 38 калибра так, чтобы никто ничего не сказал, а тем более не увидел ствол под слоями зимней одежды.

Ровно в час сорок пять, как и обещала Тилленс из министерства транспорта, в дверь постучали. К этому времени жена уже проснулась и сидела на диване рядом с дробовиком, поскольку Майк предупредил её никому не доверять в такое время, когда мир глубоко провалился в выгребную яму. <Майк Элмендорф, водитель грузовика 2024?> - спросил голос с той стороны двери. Майк ответил: <Да, пожалуйста, назовитесь и покажите какое-нибудь удостоверение личности, держа его в 30 сантиметрах от глазка. Извините, мы никому не доверяем>. После этого он отшагнул от двери, держа руку на кобуре пистолета. <Конечно, сэр>, - ответили с той стороны, и перед глазком появилась карточка удостоверения личности, гласившая: <БЛЭКУОТЕР, УСЛУГИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ, ОТУМВА, ИДЕНТИФИКАТОР ЗНАЧКА 123779, МАЙКЛ ТОМАС>. Подержав карточку одну секунду, он добавил: <Сэр, теперь мне можно зайти внутрь с этого мороза? Я буду сопровождать вас во время перевозки груза до холодильного склада>.

Майк медленно открыл дверь - его жена в это время твёрдо сжимала дробовик, который перекочевал ей на колени. Человек, вошедший в прихожую, был немаленьких размеров. <Спасибо, господин Элмендорф, за то, что меня впустили. Я из <Блэкуотер>, буду вас сопровождать до холодильного склада в Сейнт Клауд>. Закрытая дверь оставила морозный воздух снаружи, и Майк сказал: <Прошу вас, заходите, грейтесь. Чашку кофе хотите?> Майк кивнул, чтобы жена убрала руку с курка, и указал в сторону другой комнаты. Жена с радостью кивнула в ответ и убрала руку на приклад дробовика. <Благодарю, сэр, я бы не отказался от чашки, сегодня на улице просто ужас что творится>, - сказал охранник. Быстро выпив чашку кофе и поцеловав жену в щёку, Майк пожелал ей спокойной ночи и пообещал позвонить, как только разгрузится. Охранник из <Блэкуотер> поблагодарил её, и они вместе с Майком закутались, чтобы отправиться в Сейнт Клауд. На часах было уже 2:12 и жена Майка начала молиться так, как не молилась никогда в жизни. Напряжение разрывало её изнутри, её не покидало чувство, что неправильно было доставлять этот заказ, не связавшись перед этим с компанией.

Грузовик <Кенворт> медленно двигался на юг по шоссе Ай-94. Охрана, выставленная шерифом, отогнала свою машину с пути Майка, когда они увидели его знакомый грузовик с прицепом, следующий позади выскочившего на шоссе чёрного <форда ЛТД>, мигавшего через лобовое и заднее стекло зелёными и синими огнями, подобно машине федералов. Майк порадовался тому, что от печки автомобиля потянуло теплом. Поскольку он наконец-то был в пути со своим эскортом, он слегка расслабился и включил радио, чтобы послушать, что происходило на волнах любительского радио и на радиостанциях, вешавших в АМ-диапазоне.

Радио, работавшее на этих диапазонах, пугало своим молчанием. Разве что на 9 канале кто-то пьяный или сумасшедший орал про то, что в его дом ворвались какие-то агенты и молил о помощи, при этом на заднем плане раздавались звуки выстрелов. <Чёртова детвора>, - подумал про себя Майк, убавив громкость и увеличив шумоподавление. Он попытался поймать Даблью-Си-Си-О или Даблью-Оу-Ай в поисках новостей или музыки. Когда он выезжал из Фергюс Фоллс, набирая скорость на трассе, он увидел неожиданную картину: на обочинах стояли дотла выгоревшие автомобили, как будто кто-то пытался получить страховку или что-нибудь вроде того. <Странное зрелище для наших мест>, - подумал он. Он настроил своё личное радио на 36 канал, как проинструктировал его парень из Блэкуотёр и запросил проверку связи у своего эскорта. Ответ не заставил себя ждать. Похоже, всё было в порядке, можно было вздохнуть спокойно, поскольку уже скоро его последнее на тот момент бремя будет снято с его плеч.

Когда они достигли съезда на трассу 75 до Сейнт Клауда, он заметил, что офицер из службы шерифа привязался к охране из <Блекуотер> на блокпосте в конце съезда. Заместитель шерифа подошёл к кабине Майка, постучал ружьём в дверь, и Майк не торопясь опустил окно, чтобы ответить. <Чем могу вам помочь, офицер?> - спокойно спросил он. <Сынок, покажи мне счета и инструкции на отгрузку. Охранник в машине перед тобой говорит, что у тебя есть приказ министерства транспорта на проезд в холодильный склад, но у меня нет ни бумаг, ни приказов по радио пропускать вас через пост>. Майк медленно протянул ему бумаги и рассказал про приказ, который поступил ему по телефону от министерства транспорта, и про то, почему он был на ногах так рано утром. <Сынок? - усмехнулся Майк. - Парень, я сорок лет назад водил детишек, вроде тебя на работы в рисовые поля. Да я вообще, быть может, твой папа!> - сказал Майк, чтобы слегка разбавить ситуацию. <Всё в порядке, сэр, я понимаю, что происходит. У меня такое чувство, будто нам каждые десять минут поступают противоречащие друг другу инструкции от федералов, администрации губернатора и, чёрт побери, даже из округа>, - ответил полицейский. <Проезжайте, и хорошего вам дня!> - таковы были последние слова заместителя шерифа из округа Стирнс, которому было недалеко за двадцать, и который просто выполнял свою работу.

Майк был рад, что он снова в пути. Радио прохрипело: <Пожалуйста, следуйте за мной и держите двери запертыми. К нам поступило много отчётов об угоне машин, мистер Элмендорф>, - сказал агент <Блэкуотёр>. Майк подтвердил получение инструкций, вытащил из кобуры пистолет и положил неподалёку, чтобы в случае необходимость быстро его достать. Когда часы на его радио показали 3:35 утра, произошло нечто странное - <Куолкомм>* его грузовика внезапно ожил.

* автор имеет в виду оборудование для слежения за перемещением транспортных средств от компании , пользующееся популярностью у перевозочных компаний - прим. ред.

Лавируя по шоссе между брошенными машинами и заледеневшими лужами, Майк заметил, что на его устройство пришло несколько сообщений, когда оно загрузилось. Когда на экране высветилась эмблема <Куолкомм> и началась загрузка сообщения, вдруг показалось, что жизнь приходит в норму. Майк отвёл глаза от прибора, потому что охранники из <Блэкуотер> притормозили у ворот холодильного склада и начали болтать с часовым. Казалось, что всё нормально и Майк не торопясь проехал через ворота, заметив, что часовой был далеко не один, и у каждого в руках виднелась либо АР-15, либо М-16 (автоматические винтовки - прим. перев.).

Радио прохрипело: <Майк, пожалуйста, встань в очередь к грузовикам на склад номер два и перенастрой радио на 19 канал в ожидании дальнейших указаний>. Майк подтвердил получение приказа и повернул налево, чтобы присоединиться к ещё четырём грузовикам, тоже оказавшимся так рано утром в очереди. Терпеливо ожидая свой час, Майк слушал Джонни Кэша по радио Даблью-Оу-Ай. В этот момент он заметил, что его Куалкомм мигает - раньше прибор никогда так не делал. <ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! НЕ ПРИНИМАЙТЕ ПРИКАЗЫ НА ДОСТАВКУ ОТ МИНИСТЕРСТВА ТРАНСПОРТА ПО ТЕЛЕФОНУ! ЭТИ СООБЩЕНИЯ МОГУТ ОКАЗАТЬСЯ ПОПЫТКОЙ ЗАХВАТИТЬ ВАШ ГРУЗОВИК, ПРИЦЕП И/ИЛИ ГРУЗ. СВЯЖИТЕСЬ ПО ТЕЛЕФОНУ 0800 С МЕСТНЫМ ОТДЕЛЕНИЕМ ДИСПЕТЧЕРОВ, ЛИБО ОТВЕТЬТЕ НА ЭТО СООБЩЕНИЕ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ДАЛЬНЕЙШИХ УКАЗАНИЙ>. Майк ухватился за пистолет 38 калибра и положил себе на колено. Он медленно напечатал, где находится и какие ему поступили приказы, стараясь не привлечь внимание охраны склада. На экране прибора высветился ответ, написанный коротко и немногословно: <ЖДИТЕ УКАЗАНИЙ. ПОПРОБУЕМ ПРИСЛАТЬ ПОМОЩЬ>.

24 февраля 2012 16:50, восточное время

<Мам, я не понимаю. Я только что по твоему приказу собрала всю еду в твоём доме, до последнего кусочка. К чему ты готовишься?> - спросила Сэнди с озадаченным лицом. <Милая, ты и я, и этот твой муж, проведём очень много времени вместе, а в список моих любимых блюд не попадает тушёнка, тушёнка и ещё немного тушёнки, или какой ещё фигни он закупил в этом китайском <Уолмарте>?. Ещё меньше я жажду смотреть, как он учится готовить, охотиться или вообще пытается понять, что это такое - выживать. Я пережила лютые метели, Великую Депрессию и потерю работы твоим отцом в семидесятых, так что, мне кажется, я немножко знаю о том, как свести концы с концами>, - сказала Лилан своей дочери. <А теперь бери в охапку все мои белые простыни, а я захвачу из гаража бутилированную воду и канистры с бензином, после этого мы сможем попробовать добраться до твоего дома>.

Сэнди удивилась, как много всего мама собрала за такое короткое время. Не торопясь выполнять приказ, она несколько секунд стояла и просто с удивлением смотрела на эту пожилую женщину, которая её воспитала: насколько хорошо она была готова к тому, что Сэнди посчитала концом Света! <Мама, я тебя так люблю, как бы я хотела быть такой же сильной>, - произнесла она.

<Дорогая, ты сильная, и на этот раз я выведу силу наружу, обещаю тебе>, - сказала мать, заключая дочь в крепкие объятия. <А теперь давай грузить твой джип, чтобы смотаться отсюда и доехать до дома засветло. Кто знает, что собираются делать всякие идиоты, а я хочу добраться домой до того, как они поймут, что у нас есть бензин и еда>.

24 февраля 2012 15:40, восточное время

Жена посмотрела на меня как на психа. Я объяснил, что мне нужно было послушать новости, а коротковолновая радиодешёвка для выживания в экстремальных условиях была бесполезна. Я схватил пистолет и пообещал, что вернусь домой к шести часам, до комендантского часа. На случай, если я не вернусь до шести, я приказал ей закрыть дверь и пойти к соседу в Крепость имени Джеймса. <Джеймс, тащи сюда свою задницу!> - крикнул я соседу с его порога. <Будь я проклят, если он не укрепил дом мешками с песком и бронепластинами>, - бормотал я себе под нос, восхищаясь алюминиевыми ставнями на окнах и щитами из фанеры, закрывавшими проёмы на фасаде дома. <Я здесь, но у меня оружие. Мы идём к старику Льюису или как?> - спросил Джемс. Я кивнул и мы начали свою прогулку, длиной в полмили, вверх по улице, намереваясь узнать, что за чертовщина происходит в мире, поскольку сейчас мы, в конце концов, оказались в пузыре, который раздулся благодаря нашим действиям и невежеству.

Я подошёл к двери первый и начал стучать, громко крича <Старик!> - он любил, когда его так называли. Через несколько минут стука в дверь старик Льюис медленно её открыл, однако высунул он в неё не голову, а ствол ружья калибра 30-06, который теперь торчал из дверной щели. <Какого чёрта там принесло?> - крикнул он. Я сказал, что это мы с Джеймсом, его соседи по улице, после чего он пошумел цепочками (судя по звуку, их было не меньше четырёх) и открыл дверь. <Ё-моё, сынок, мог бы сначала позвонить!> - крикнул на меня старик. <Сэр, а каким макаром мне это сделать?> - ответил я. <Наверное, было бы лишним ждать, что вы, клоуны, соберёте собственное любительское радио до того, как в вентилятор подбросят дерьма, и сможете вызвать меня на 75-ти метровой волне. Вы, яппи, слишком молоды, чтобы понять, так что я вас прощаю>, - ответил он.

Мистер Льюис кивнул нам на лестницу в подвал. В этот момент мы заметили, что его окна были забиты досками изнутри, таким образом, снаружи за шторами и ставнями не было ничего заметно. В ответ на взгляд Джеймса я пожал плечами, и мы пошли вниз, туда, где старик держал своё любительское оборудование. Ходили мы туда с раннего детства, когда нас очаровала сама мысль о том, что мы будем говорить со всем миром. <Мальчики, вы не поверите, что происходит. Чтобы остановить мародёров, правительство перекрыло все основные трассы. Радио и телевидение находятся под правительственным управлением. Это не ураган, это конец света. Мне звонят со всего мира, спрашивая, что происходит, а я умоляю их поделиться информацией. Садись сюда, ты - сюда, вот вам бутылка, передавайте по кругу, она вам понадобится>, - закончив эту тираду, он передал Джеймсу литровую бутылку <Канадского тумана>* и настроил радио на 41-метровый канал.
* знаменитая марка виски - <Канадский Туман> - прим. ред.
<Я знаю, вы мне не верите, так что держитесь крепче, я сейчас настроюсь на волну одного из моих друзей в Канаде, ВЕ9РА7. Мне приходится вступать с ним в контакт, чтобы узнать, какого чёрта происходит в других штатах. В эфире я буду недолго, потому что по всей стране сейчас закрывают любительские радиостанции>, - сказал старик. Затем мистер Льюис спросил: <Вам надо связаться с кем-нибудь из родственников, сейчас как раз неплохой сигнал на восточном побережье?> Джеймс заговорил: <Да, сэр, у меня родня в пригородах Бирмингема, Алабама, сэр>. Я тоже сказал: <А у меня - к северу Буфорда, если там, конечно, есть какие-нибудь операторы>. Старик посмотрел на меня как на трёхлетнего ребёнка и ответил: <Не знаю, сынок, ведь инопланетяне, возможно, уже съели всех в Буфорде. Что за глупые вопросы ты мне задаёшь?>
Он немного побурчал, включил питание динамика, глотнул <тумана>, настроился на волну 7,221 мегагерц и начал вызов:
<Всем, всем, всем, говорит К9Л5АВ, вызываю кого-нибудь из района Атланты, Джорджии, Бирмингема или Алабамы, всем, всем, всем>, - он отпустил микрофон и откинулся на стуле. Он повторил вызов несколько минут спустя, но ответа не было. <Внимание, всем, есть кто-нибудь, Джорджия, Алабама, есть кто-нибудь, внимание, всем?> - снова и снова пробовал он. Внезапно, в динамиках раздался голос. <Это ВЕ9Л5К из Онтарио, Том, это ты? Пожалуйста, подтверди получение вызова>. Старик Льюис оживился, схватил бутылку, стоявшую перед Джеймсом, глотнул, будто для того, чтобы смазать голос и крикнул в ответ: <Сам, старый пёс, это К9Л5АВ, слышно тебя не очень. Как дела у тебя?> Мистер Льюис немного покрутил ручку настройки, пока голос отвечал: <Приём, приём, старый друг! Рад слышать, что ты цел. После того, что мы тут услышали про Баффало, я начал беспокоиться, приём>, - ответил голос. Лицо старика омрачило беспокойство. Он включил микрофон и уставился в динамик так, будто смотрел кому-то в лицо: <Что вы слышали про Баффало? Мы тут совсем слепые, глухие и тупые, приём>.
Он откинулся в кресле и увеличил громкость. <ВЕ9Л5К, приём, я не уверен, есть ли у нас полномочия тебе это говорить, но в банке Баффало произошёл бунт. Мы слышали, что полиция арестовала двести человек, а пятерых застрелила при попытке ворваться в банк, чтобы забрать свои деньги. Мост <Пис> закрыт, Ниагара тоже, а ваша береговая охрана перекрыла все водные пути в регионе, приём> (тем самым, правительство США ограничило доступ населения в Канаду - прим. перев.).
Мистеру Льюису это не понравилось - у него везде были родственники и друзья. Он снова включил микрофон: <От ДаблЮ6Л77Джей в Тонаванде что-нибудь слышно? Это мой старый друг, приём, это К9Л5АВ, приём>. Голос вежливо, но коротко ответил: <Нет, сэр, ничего, приём>. Он дал знак окончания передачи, поблагодарил своего приятеля и занёс его на ноутбуке в контакты для связи с Канадой. После этого он настроился на несколько килогерц выше и начал вызов: <Всем, всем, всем, говорит К9Л5АВ, есть кто-нибудь в Джорджии или Алабаме? Подтвердите приём сообщения, всем, всем, всем>. Джеймс начал немного волноваться, я тоже занервничал ещё больше. Виски закончился, и настроение Льюиса изменилась: <Парни, делайте кофе. Ночь будет длинная>. Я сказал ему, что мы не можем оставить жён одних, на что он ответил: <Один из вас должен остаться и слушать новости, чтобы мы могли их распространять как можно быстрее. Всё обстоит не так, как кажется, но ответов на мои вопросы нет ни в одной из сетей. Происходит что-то большое, боюсь даже думать, что это может быть>. Джеймс кивнул, показывая, что он пойдёт, однако старик схватил его за руку и сказал: <Идём со мной>. Он подвёл Джеймса к своему верстаку и протянул ему старое радио <Зенит Трансокеаник> с коробкой батареек. <Настрой на приём иностранных новостей и передавай их другим. Боюсь, случилось что-то очень плохое>, - сказал он Джеймсу, протягивая аппарат и хлопая по спине.
<Ну что, посмотрим, сможем ли мы выйти на связь с миром>, - указав мне на комнату с радио, сказал старик. <Но моя жена:> - начал было я, но Джеймс меня прервал: <Не волнуйся, я приведу её сюда до комендантского часа и послежу за твоим домом. Я хочу знать, что происходит, как только у тебя появится информация, расскажешь мне>. Часы показывали уже пятнадцать минут шестого, и темнота была на подходе. <Спасибо, Джеймс, будь осторожнее, ситуация становится всё более странной>. Выходя из двери, он кивнул, будто подтверждая, что наша дружба только что стала крепче. <Сынок! Иди сюда! Ты не поверишь!> - я как раз закрывал семь замков на двери Льюиса, когда меня настиг его трескучий голос. <Ну что там?> - подумал я. Чтоб я сдох, мне надо отучиться задавать этот вопрос, поскольку есть шанс, что новая информация испугает меня больше, чем её полное отсутствие. <Эх, ещё одна бессонная ночь> - сказал я, спускаясь по лестнице.
Когда я зашёл в комнату с радио, из динамиков громогласно звучали звуки военного марша. <Зачем вы настроились на Кубу?> - пытаясь перекричать шум, проорал я.
<Это не Куба!> - ответил Льюис.

День, когда доллар умрёт, часть 9.

В слове <Оттумва> две буквы <т>

Перед тем, как начать следующую ВЫМЫШЛЕННУЮ часть сериала (извиняйте, но эта оговорка специально для тех тугодумов, которые не понимают грань между реальностью и вымыслом), я хочу поблагодарить всех, кто поддерживал меня в написании этого <блогосказа> про возможный сценарий смерти мистера Доллара. Многие, возможно, наклеят на него ярлык беллетристики <для тех, кто готовится выживать в экстремальных условиях>, или, попросту, экстремизма, призванного поддержать политические взгляды автора.

Но поверьте, когда я начал писать эти рассказы я не собирался создавать вокруг них такую большую базу поклонников. Я даже подумать не мог, что они привлекут столько внимания. В основе лежат люди, места, будущие и прошлые события и их трактовки в том виде, в котором, как я полагаю, они могут случиться. К сожалению, наше общество полагается на ложное допущение о том, что <здесь такого произойти не может> и прочие подобные глупости. Это чрезвычайно далеко от правды.

Проблема в том, что всё может вылиться в два противоположных по смыслу сценария: всеобщее подчинение или финал в стиле <Иерихона> (<Иерихон> - американский сериал про жизнь маленького городка после ядерной атаки на США. Раскрывает тему раскола страны после такой атаки, которая, якобы, была организована внутри США. Из-за низких рейтингов вышло только два сезона сериала, - прим. перев.). На мой взгляд, будет нечто среднее, в некоторых регионах всё пойдёт к чертям, а в некоторых - послышатся массовые отклики от быдломассы в стиле: <Да, мистер Обамабушбернаркекрамер, вашими словами Господь Бог диктует нам свою волю>.

Тут некоторые могут подумать, что я нападаю на нынешнее правительство. Однако тем, кто так считает, стоит почитать мои записи на эту тему за последние годы, в которых понятно, что я и Буша считал шутом. Америка выбрала лёгкий путь, а он, к сожалению, ведёт к тому концу, который ждал Рим, Венецию, Голландию и Веймарскую республику. Более того, самый первый пост в моём блоге называется <Веймерика>. И сегодня, ни с того ни с сего, это название вдруг кажется ещё более уместным, чем два года назад.

Экономисты и специалисты по пропаганде сделают так, чтобы вы поверили, что всё хорошо и паниковать нечего, ведь <мёртвые души> скупают дома, машины и телевизоры, в то время как реальность и ваши глаза говорят о другом. Однако когда человек видит волну цунами, уже слишком поздно бежать, и судьба его становится предрешена. Так что, стоит забраться повыше и молиться о том, чтобы за вами последовали другие.

Именно эту цель я преследую в своей работе и молюсь, чтобы хотя бы несколько человек подготовились и последовали за мной. Счастливой всем Хануки и Рождества, и да благословит Господь ваши праздники вне зависимости от вашего вероисповедания. Эти праздники стоит запомнить, отдавайте людям больше, чем берёте и наслаждайтесь отдыхом. Надеюсь, эта работа и впредь будет приятным времяпрепровождением и пищей для раздумий: Джон.

Продолжение:

24 февраля 2012 5:30, центральное время

Не прерывавшийся ни на секунду стук в дверь мог разбудить даже мёртвого. Пистолет, лежавший в его кармане, отдавал холодом, почти как кусок льда, и осознание того, что для защиты было всего шесть выстрелов, не давало должного спокойствия - район, в котором он жил был не из спокойных, а вера его пошатнулась из-за событий прошедших трёх дней. Пастор Льюис подкрался к двери старой церкви и прокричал по-английски, а затем по-испански: <Кто там и чего вам надо?> Вторая церковь единения баптистов в Де Витте, Арканзас, была довольно новой затеей. Открылась она всего шесть месяцев тому назад, чтобы проводить службы для бедняков и приезжих на земле иммигрантов и бедных чёрных рабочих. Однако, двадцать четыре часа назад, добрый пастор из первых рук узнал о том, какое зло скрывается совсем рядом - когда он отъехал из церкви в больницу, чтобы совершить богослужение для лежавших там несчастных, в церковный склад продовольствия залезли воры, которые начисто вынесли всю провизию до последней банки консервов и сумки с едой. Когда в дверь снова ударили, на этот раз сильнее, он задумался не только о собственном выживании, но и о тех, кому он пытался помочь. В ответ на удар он повторил свой вопрос незваным гостям.

<Отец мой, отец, пастор, Господи Боже, помогите, пожалуйста. Умоляем вас, пустите нас>, - раздались крики на английском и французском. Пастор Льюис глубоко вздохнул и медленно открыл дверь, держа руку на пистолете в готовности, чтобы, если на то будет воля Господня, выстрелить. Но перед тем, как он успел заговорить, в церковь вбежало несколько мальчишек, от четырёх до шести лет отроду. Дети дрожали так, будто долго стояли на жутком морозе, выдавшемся этим вечером. Затем зашла мать, причитающая на испанском. На руках у женщины был младенец, плакавший у неё на груди. Следующей была семья из четверых человек из Де Витта, которую пастор мгновенно узнал. <Док Уилсон, что заставило вас появиться здесь в столь ранний час?> - спросил пастор. <Сэр, умоляю вас укрыть нас. Эта семья пришла ко мне за медицинской помощью. Но я не успел сказать и слова, как появились люди из иммиграционного контроля. Они угрожали бросить за решётку всю мою семью за то, что я просто делал своё дело. У младенца лёгкое обморожение, а другие дети скоро заболеют, если их не покормить и не уложить спать в тёплом месте. Такое ощущение, будто федеральные власти на нас охотятся. Я ничего такого не сделал, но они конфисковали столько наших вещей!> - доктор сделал паузу, он выдохся после пробежки до церкви и едва боролся со слезами. <Ээээ, они и за нами пришли>, - продолжал он. <Я знаю, я всегда громко озвучивал своё несогласие с правительством, но вот появилась эта семья, и тут понеслось. Как добропорядочные христиане мы попытались им помочь, но такое ощущение, будто бы нас подставили. У нас забрали еду, наши личные вещи, да практически всё, что у нас было, будто бы нас грабили. Как только у нас появилась возможность, мы взяли эту бедную семью с собой и побежали из дома. Пожалуйста, отец, помогите нам>.

24 февраля 2012 18:10, восточное время

Дорога становилась всё хуже и хуже. Тихо, почти цепенея от ужаса, Сэнди заговорила: <Мама>, - она очень любила начинать так разговоры и письма к ней, - <Мне становится страшно. Дороги быстро покрываются льдом, а вокруг так темно. Как думаешь, Том не спит, ждёт нас?> Лилан поняла, чего она боится, когда град всё сильнее и сильнее начал стучать по дороге и по крыше их автомобиля - типичная ситуация для тёмных февральских ночей на севере Джорджии. <Сэнди, дорогая, если ты сконцентрируешься на дороге, я обещаю беспокоиться за двоих. С твоего позволения, закурю кэмэл>.

Она знала, что эта короткая фраза расстроит дочь, но всё равно достала из сумочки короткую сигарету без фильтра и приоткрыла окно, на секунду впустив в машину порыв холодного воздуха. Её старый добрый <Ронсон> (марка зажигалок - прим. перев.), её последняя любовь покинула свой карман, чтобы зажечь лучиной её сигарету. Сладковатый запах табака растёкся по салону, заставив Сэнди закашлять и громко высказать своей маме: <Мам! Почему это сейчас надо делать? Мне сконцентрироваться надо!> Лилиан подавилась дымом и проговорила сквозь кашель и смех: <Вот видишь. Ты не всё своё внимание уделяешь дороге. Давай-ка, доставь нас с тобой до дома, а я буду наслаждаться своими запасами, которые я скопила за долгие годы. Этой сигарете примерно три года, и чёрт меня возьми, если я её затушу, чтобы уважить твою политкорректную задницу. А теперь послушай маму, сконцентрируйся на дороге и вези нас к себе домой!>

Сэнди ничего не оставалось, кроме как приоткрыть окно и улыбнуться. <Мам, я тебя люблю>, - пробормотала она и поставила компакт-диск с концертной версией песни <Интересно, как утекает сквозь пальцы время> Вилли Нельсона. В это время её мать наслаждалась моментом, который вполне возможно, скоро покажется многим другим людям роскошью. Доехав до своего района, Сэнди отметила, что старая улица выглядит страшновато - из-за того, что отключили электричество (этот факт её совсем не удивил). <Мам, прости, что я не сразу за тобой поехала. Мне показалось, что тебе нужна наша помощь, а выходит, что помощь нужна нам>, - глубоко вздохнув, сказала Сэнди, сбрасывая скорость ниже десяти миль в час и молясь о том, чтобы джип не съехал с дороги. <Сэнди, дорогая, я тут скорее для того, чтобы тебя научить. А ну-ка полегче с педалью газа пока мы пытаемся проехать через это дерьмо. Я хочу доехать до дома в целости и сохранности>, - ответила мать. Сэнди слегка улыбнулась. Затем, когда она поворачивала на подъездную дорогу к дому, ей на глаза попался почтовый ящик, который она так хорошо знала, и счастье уступило место тревоге. <Мама, что-то не так>, - прошептала Сэнди. На фасадном окне красовалась большая трещина, будто кто-то кидал в него что-то тяжёлое. Кроме того, в доме не горели огни, будто её муж сбежал. Лилиан полезла в сумку, но в это время Сэнди сказала: <Давай-ка я посмотрю, что с дверью, мам>. И не успев услышать просьбу Лилиан подождать, она вышла из машины на обледенелую дорожку и медленно пошла к входной двери.

Пока дочь открывала входную дверь, Лилиан держала руку в сумке, с одной стороны моля Бога, чтобы ей не пришлось действовать, а с другой надеясь, что в доме Сэнди всё было нормально. Открыв входную дверь, Сэнди поколебалась и крикнула: <Том, Том, ты дома?> Она чуть не закричала, когда ей в лицо ударил луч фонаря и откуда-то раздался искажённый до неузнаваемости голос: <Ми-иллая, д-детчка, это ты?> Страх и облегчение Сэнди мгновенно уступили место ярости - они хлопнула дверью и начала кричать, совершенно забыв про мать, сидевшую в джипе на подъездной дорожке: <Ты тупой идиот! Только не говори мне, что ты пьян! Не может быть! Я тебя предупреждала! Я говорила, что будет, если ты ещё хоть раз напьёшься! Я просила тебя не сдаваться! Ну почему?! Почему?! Почему?! Ты нам сейчас нужен как никогда. И всё равно, будучи единственным мужиком в доме, ты можешь думать только о:>, - она сделала паузу, рыдая в рукав своей куртки: <Да как ты смеешь! Мир разваливается на куски, ты нам нужен, а у тебя напрочь съехала крыша. Том, Боже мой, ты нам сейчас нужен как никогда, однако ты продаёшь нашу туалетную бумагу и оставляешь нас с мамой одних тем, что напиваешься в слюни! Будь ты проклят!>

Том запнулся, бедняга чуть не плакал. <Милая, мне очень жаль, правда>, - пробормотал он и выпалил: <Я думал, что ты погибла, ты ведь не звонила совсем. Пожалуйста, детка, прости меня, я идиот, я знаю, я знаю, знаю:>, - пока он говорил, спотыкнулся и упал на колени, было похоже, что он умоляет простить его, а Сэнди пялилась на темневший вверх потолок, будто бы придумывая для него наказание. Тут вошла её мать, затушила кэмэл о рыдающую голову Тома, и похлопала его по лбу чем-то металлическим и холодным. Сэнди едва сдерживала смех. <Мама, пожалуйста, не стреляйте в меня!>, - громко закричал пьянчуга. <Поднимайся, парень!> - сказала Лилиан, со смехом показывая ему фонарик-брелок и бросая в сторону окурок сигареты. <Если это не привело в чувство твою жалкую задницу, то я не знаю: Вам пора повзрослеть, мистер, и сегодня ночью я вам это устрою, обещаю, СЭР!> - сказала Лилиан тем авторитарным голосом, которым могут говорить только бабушки. <Да, мэм>, - на большее Тома не хватило, он был вовсю занят сбором снега с порожка, чтобы охладить ожог, который оставила на его макушке сигарета. Сэнди наконец-то смогла выдохнуть. Наконец-то кто-то взял бразды правления в свои руки на время всего этого беспорядка, и возможно, они смогут всё это пережить.

По крайней мере, они так думали.

25 февраля 2012 4:00, центральное время

Майк сгорбился в кабине грузовика, стараясь, чтобы никто не заметил, как он передёргивает затвор пистолета, чтобы убедиться, что он всё ещё заряжён - тем самым он пытался хоть немного облегчить тяжесть на душе. <Бип, бип, бип, грузовик 1024, сдавайте задом к двери номер 18>, - после этого сообщения Майку пришлось сделать нелёгкий выбор. Стоило ли рвануть к воротам, сделав ставку на то, что охранники плохо стреляют и рискнуть жизнью за груз мороженой свинины? Майк в течение минуты, как следует, взвешивал ситуацию: с одной стороны, будучи владельцем грузовика, он отвечал за груз, но с другой стороны, он подумал: <А что они со мной сделают, засудят подпольным судом?> Он посмотрел на фотографию, устроившуюся на приборной панели. На ней красовался молодой и привлекательный солдат со своей девушкой (на тот момент, в 1972 году, она ещё не была его женой). Затем он посмотрел на свою руку и вспомнил про татуировку, которую ему сделали в 1971 году в Сайгоне. Она гласила: <Живой домой в 75-ом>. Тут он усмехнулся, вспомнив то времечко на пляже во время инцидента с <Маягезом> ныне превратившемся в отдалённое воспоминание в истории Америки (имеется ввиду последнее боевое столкновение США во Вьетнамской войне, 1975 год. Столкновение произошло из-за захвата американского торгового судна, - прим. перев.),.

<Сдаю назад>, - ответил он. <Не вижу смысла подыхать за чёртовых мёртвых свиней, если в своё время не подох за чёртовых моряков>, - прошептал он под нос. Майк вернул пистолет в карман для карт на водительской двери и спокойно включил заднюю скорость, сдавая к двери, на которую ему указали. Майк надел перчатки, сразу почувствовав, как вспотели руки, и выпрыгнул из грузовика. Затем он, не торопясь, застегнул все пуговицы на маске своей куртки, чтобы оставить на двадцатипятиградусном морозе только глаза. <1024-ый!>, - раздался крик, - <Какого чёрта ты делаешь?> Майк остановился, положил руку на карман двери, нащупывая пистолет, посмотрел наверх и криком же ответил: <Я открываю свои чёртовы двери, что ещё я могу делать?> Однако когда он увидел на погрузочной платформе двух вооружённых АР-15 людей, он остановился. Контролёр прокричал: <Лезь назад в кабину, мы сами справимся. Когда я скажу, сдавай к платформе>. Майк поклонился, показывая что понял и поплёлся к грузовику, медленно пробираясь через свежий слой снега.

С громким <БУМ!> прицеп ударился о погрузочную платформу, и теперь, подумал Майк, разгрузка была делом времени. И тут он понял нечто важное, он так никому и не отдал документы на груз. Когда к его двери подошёл охранник, Майк задумался о дальнейших действиях. Он медленно открыл дверь, в то время, как охранник привёл ружьё в боевую готовность, будто бы Майк представлял неминуемую угрозу. <Эй, охрана!>, - крикнул Майк, - <Бумаги всё ещё у меня!> Охранник кивнул, убрал палец с курка и кивнул Майку, чтобы тот подошёл. <Прошу у вас прощения, сэр>, - сказал он Майку, - <Так холодно, что у меня крыша едет. Документы проверят позже. ФЕМА нас ужасно торопит>. Майк решил, что с этим парнем можно было бы поболтать, и завёл беседу, пока охранник парафировал документы. <Сколько ты уже служишь в <Блэкуотёр>?>, - спросил Майк.

<Сэр, я работаю в <Зи> уже три месяца (<Зи> - новое название известной частной охранной фирмы, <частной армии>, ранее известной как <Блэкутоер>, - прим. перев.), с тех пор, как вернулся из Ирака. Нас так уже давно не называли. С чего вы взяли, что мы всё ещё связаны с этим старым названием?>, - нервно спросил двадцати-с-чем-то-летний парень, чьи пальцы подрагивали на рукоятке автомата. <Да просто интересно, когда мы сюда ехали, один из охранников показал мне старое удостоверение <Блэкуотёр>, вот я и подумал, а что происходит-то. Я за последние пять лет, с тех пор, как начал работать в этой компании водителем, не встречал бывших служивых>, - ответил Майк, пытаясь сохранять спокойствие, не смотря на стучавшие зубы. <О, я понимаю. Не сочтите за наглость, но где вы служили, сэр?>, - с уважением спросил молодой охранник. <Вьетнам, Вьетнам, Вьетнам, Камбоджа, Корея и Иран>, - авторитетно ответил Майк. <Я был в небе над этим мразями, когда нас отозвал из страны Картер. Благодари Бога за то, что тебе не довелось пройти через что-нибудь подобное>, - сказав это, Майк уставился в снег, почти чувствуя стыд. <Сэр, мы уважаем тех, кто служит, но не всегда тех, кто руководит>, - сказал молодой охранник. После этого он жестом приказал Майку вернуться в кабину и крикнул, направляясь к погрузочной платформе: <Всё разгружено, сэр, спасибо за то, что вы нам помогли!> Майк кивнул, отъехал от платформы и услышал, как хлопают двери его прицепа. Любительское радио протрещало: <Для выезда проследуйте к четвёртым воротам на юго-восточном углу>. Майк подтвердил приём и поехал за другим грузовиком к будке охраны. Когда он к ней подъехал, один из охранников жестом его остановил и подошёл, чтобы поговорить. Майк открыл окно.

<Это вам!>, - крикнул охранник, передавая Майку конверт из обёрточной бумаги. Майк быстро его открыл и, увидев внутри пять двадцатидолларовых бумажек, поблагодарил охранника. Затем он выехал наружу и поехал на стоянку грузовиков, располагавшуюся неподалёку, рядом с Ай-94. Чтобы добраться до дома, топлива было более, чем достаточно, но осмотрительность требовала, чтобы Майк воспользовался деньгами Министерства транспорта, которыми с ним только что расплатились, чтобы залить баки под завязку. На въезде на стоянку грузовиков Майк заметил охранников, сильно похожих на служак из <Блэкуотёр>. Когда он подъезжал, один из них помахал ему так, будто Майка уже ждали. Водитель выпрыгнул из кабины, подошёл к окну кассы, нажал на кнопку интеркома и проговорил: <Сто долларов на семнадцатую колонку, пожалуйста>. При этом он вытащил из конверта деньги и продемонстрировал их клерку, как будто бы для того, чтобы показать, что он не врёт. После этого он положил их в выдвижной ящик кассы. <Принято, сотня на семнадцатую, сэр>, - ответила клерк.

Майк устало пошёл к своей машине и крикнул водителю грузовика с открытым прицепом, стоявшего перед ним: <Странное нынче времечко, а, мужик?> Адресат как будто отдал ему честь и крикнул, разбавляя типичными лонг-айлендскими ругательствами, слова: <Да это ещё мягко сказано! Правительство заливает мои баки доверху! Да я поверить не могу в то, что делают эти парни из <Блэкуотёр>!> Майк кивнул ему и уставился на колонку. Воздух наполнился запахом дизеля, а цифры на колонке сменяли друг друга по мере того, как галлоны топлива наполняли его бак. И тут Майка будто ударили бейсбольной битой: <Чёрт побери, Оттумва же пишется с двумя <т>! Я только что взял и слил свой груз чёрт знает кому!>

25 февраля 00:10 время по Гринвичу

Идти домой было уже поздно. Часы показали десять минут пополуночи по гринвичскому меридиану - так сказал Льюис, - а я сидел будто приклеенный к радио, как ребёнок, который смотрит мультики. Военная музыка, которую мы слышали час тому назад, действительно оказалась военным маршем, но играла её Венесуэла - они включили свою сеть вещания на коротких волнах. Как я узнал, спасибо за это можно было сказать Фиделю и его команде. Несмотря на то, что мои страхи о том, что эта трансляция ведётся с территории США, немного угасли, Льюис предупредил меня, что если он сможет найти действующую станцию теле- или радиовещания вооружённых сил США, мы и правда сможем услышать военную музыку, а то и хуже. Вдруг он сказал: <Джон, отвлекись и послушай вот это!>

<Говорит радио <Дойче Вэлле>, мы передаём сводку новостей из мира бизнеса, время 12 минут пополуночи по Гринвичу. Канцлер Германии заявил, что, следуя примеру премьер-министра Австралии, Сингапура, Гонконга, рынков Шанхая и Таиланда, в 11 часов утра по центральноевропейскому времени немецкие рынки ценных бумаг, биржевых товаров и облигаций действительно откроются для торгов на два часа. Эта беспрецедентная акция направлена на то, чтобы предоставить возможность трейдерам на рынках ценных бумаг, биржевых товаров и облигаций попробовать назначить цены активам, находящимся в их владении. Таков наш ответ на тот очевидный факт, что рынки США и Соединённого Королевства будут закрыты на долгое время. Предельно разрешённое изменение цен на торгах составит 20% в каждую сторону, а все активы в иностранных компаниях, которые не доступны для торгов на рынках своих стран, останутся замороженными в ожидании дальнейших указаний. Торговля биржевым товаром и валютой будет вестись только с теми рынками, которые не ведут расчёты в британских фунтах стерлингов или долларах США>.

Услышав это, я тут же заговорил: <Мистер Льюис, а какие ещё страны мы можем послушать, чтобы вещали новости делового мира на английском?> Он фыркнул и пробормотал <секундочку>, роясь в старых журналах для радиолюбителей и запуская на ноутбуке программу со списком каналов, которую старый маразматик, очевидно, сохранил на жёстком диске. Стоило мне произнести: <А почему у вас включён компьютер, интернет-то не работает:>, как он прервал меня и сказал: <Объясняю, и больше мне такие вопросы не задавай, а то отправлю тебя домой на съедение волкам. На случай таких событий, которые сейчас происходят, я скачивал все возможные расписания, списки и перечни, потому что, давай посмотрим правде в глаза, наше правительство не хочет, чтобы мы знали о том, что творится>. Я покаянно кивнул головой, соглашаясь с его доводами, и посмотрел, как он настраивает радио на новую частоту.

Будто по мановению волшебной палочки из динамика раздался голос, но на этот раз это был не тот голос, который я хотел слышать. Вещала иностранная служба радио Японии, мой покойный папа называл её НХК (Ниппон Хосо Киокаи). И голос того, кто вёл передачу, этим вечером был совсем не радостный.

"Правительство Японии рассматривает действия Соединённых Штатов и членов Содружества Великобритании как фактический дефолт по обязательствам. Таким образом, оно требует полного погашения по курсу доллара, действовавшему за десять дней до утра четверга, 25 февраля 2012 года. Правительство Японии предупреждает, что если в течение семидесяти двух часов полное погашение по этим условиям не будет обеспечено определёнными соглашениями, вся, без исключения, недвижимость и собственность США на территории Японской империи будет конфискована>.

Мистер Льюис откинулся на стуле и, не дав мне заговорить, шикнул на меня, чтобы я молчал. Он увеличил громкость радио, чтобы послушать, как финансовый эксперт из Японии рассказывает про то, что невыполнение США своих обязательств приведёт к коллапсу его страны, а также заставит заключить новый союз с правительством Китая, чтобы протолкнуть создание программы возврата денег, которые мы им были должны. После того, как он заявил, что японская йена будет торговаться на одном уровне с долларом США, стоит только государству отпустить её курс, я поглубже уселся в кресло, которое любезно предоставил мне мистер Льюис, и глотнул ледяного пива, которое после часа у радио достал Льюис. <Господи Боже>, - заговорил он, - <Ты понимаешь, что это значит? Мы банкроты. Нам конец. Мы никогда больше не будем свободными. Мы теперь рабы Азии!> - тут мистер Льюис начал бормотать что-то про юго-восточную Азию, предательство и тому подобные вещи, в то время, как я тупо пялился на динамик радио, капая пивом на кроссовки.

Борясь с подступавшей паникой, я посмотрел на мистера Льюиса и сказал: <Мне надо домой. Я не могу оставить жену одну в такое время>. Мистер Льюис, который обычно был спокоен, собран и расчётлив, схватил меня за руку и сказал: <Лучше способа словить пулю не придумаешь, сынок. Кроме того, если что вдруг случится, мы всего в нескольких сотнях метров от твоего дома, а я вооружён получше, чем полиция, служба шерифа и национальная гвардия. Посиди сегодня у меня, а когда комендантский час закончится, мы доставим тебя домой>. Недостаток сна делал своё чёрное дело. Я кивнул, принимая его аргументы, прекрасно зная, что к этому моменту моя жена уже начала беспокоиться. Однако он был прав, и многолетняя мудрость опять укажет мне дорогу.

Увидев в моих глазах панику, он будто бы с сочувствием меня оглядел и сказал: <Эту ночь предлагаю провести, слушая мир. Скоро дойдёт очередь до Африки, а потом присоединятся страны Тихого океана и Азии. Условия хорошие и, если местные станции всё ещё в эфире, мы сможем услышать, какого чёрта происходит. Новости появляются очень быстро и несут с собой много интересного. А владение информацией - это 90% успеха при выживании в наших условиях>. Мне показалось, что со мной опять говорит мой отец, но слова меня не успокоили, а только заинтриговали. Я одновременно хотел и не хотел знать, что происходит.

25 февраля 2012 2:15, восточное время

Полицейский Майк Маргейт только успел отъехать с места преступления в маленьком городке Бонифэй, в котором произошло крупное вооружённое ограбление, когда диспетчер штата Флорида снова вызвал его по радио: <907-ой, говорит диспетчер, 10-33, а чёрт с ним, кто-то стреляет на 223 съезде с 257-ой дороги округа рядом со Спарксом. Соблюдайте осторожность. Майк, подкрепление пошлю, как только они освободятся. Число нападающих неизвестно, поступил вызов по 911, больше у меня информации нет>. Майк кивнул и, несмотря на полуобморочное состояние после пятнадцати часов на посту, он устало проговорил в микрофон: <принято, это 907-ой, и послушай, Сэнди, скажи моей жене, что я сегодня вернусь домой ещё позже, чем завтра>.

Полицейский включил сигнальные огни и выехал на шоссе, погнав к съезду, у которого, предположительно, совершалось преступление. От коллег он узнал, что сегодня вечером на полицейских была устроена засада, так что вместо того, чтобы двигаться со включённой мигалкой и сиреной, подъезжая к съезду, он выключил сигнальные огни, фары и отстегнул ремень безопасности, положив пистолет на сиденье рядом с собой. <Будь я проклят, если оставлю своих детишек без отца>, - подумал он. Майк подъехал к съезду и медленно повернул на юг, выискивая признаки опасности. Когда он доехал до подъёма то увидел горящий старый микроавтобус <Додж> и нечто, похожее на горящее тело, лежавшее на шоссе.

Майк потянулся за пистолетом, и в это время по его лобовому стеклу с громким хлопком протянулась трещина, мерцавшая отражениями огня. Майк завалился на руль, поворачивая машину в кювет, и умер. Банда быстро принялась за работу, вытаскивая из машины тело и освобождая его от денег, золотых украшений, оружия и кредиток. Тело полицейского оставили в канаве на радость диким свиньям или другим животным, а его машину заглушили и откатили на дорогу, чтобы использовать в других засадах. Теперь оружие из багажника, патроны и, что самое главное, радиосвязь стали инструментами преступников, с помощью которых те могли заманить другие жертвы в свою ловушку.

Спад и падение ускорялись всё больше и больше. Единственным оставшимся вопросом был: <Сколько ещё потребуется молоту, чтобы упасть на наковальню?>

День, когда доллар умрёт, часть 10.

Погнутая корона и обесценившийся фунт

24 февраля 2012 23:05, восточное время

К этому моменту Том уже почти протрезвел - он вымотался, забивая досками окна сзади и по бокам дома, так ему сказала сделать тёща. Когда Том набил на окна разномастные доски из своей древней коллекции бесхозных деревяшек, его жилище стало похоже на дома из старых мультиков. Том зашёл внутрь, обильно потея под зимней курткой, и слегка согнулся, уперев ладони в колени. Тяжело дыша после работы, он пролепетал стучащими от холода зубами: <По:По:П-п-поооочему не забиваем окна фасада?> - озадачено спросил он Лилиан, цепенея от мороза. <Сынок, об этом позаботимся утром, но для начала надо бы найти приличные деревяшки. Ты хорошо поработал, и я знала, что если ты как следует попотеешь на этой холодрыге, ты протрезвеешь. Иди-ка сюда к обогревателю, электричество уже включили. Хотя странно, сынок, газ всё ещё не работает>. Лилиан сделала паузу, чтобы взять одеяло и укутать в него Тома. <Ещё много чего надо сделать, чтобы подготовиться, знаешь ли>. Том озадаченно на неё посмотрел, но он не успел вымолвить и слова, как подала голос Сэнди: <К чему подготовиться, мам?>
Лилан жутко устала и совсем не хотела заниматься этим вопросом до завтра. Она сняла свои маленькие восьмиугольные очки, положила их на столик для коктейлей и глубоко заглянула в глаза своей дочери и зятя. Затем она положила руку на колени Сэнди и заговорила: <Милая, та страна, которую мы знали и в которой выросли, несколько дней назад исчезла. Не знаю, вернётся ли она когда-нибудь. Тогда ночью Том, вполне вероятно, застал в <Уолмарте> последний нормальный день для покупок на нашем веку. Теперь каждый мужчина, женщина, ребёнок, собака, кошка или какая другая тварь - сами за себя. Если вы не знаете и не доверяете соседям, мы должны подготовиться ко всему. Том, я посплю до трёх, после этого можешь меня разбудить>, - мягко сказала Лилиан глубоким голосом, растягивая слова как любой житель Южной Джорджии. <А я что буду делать, мам? Это какая-то бессмыслица>, - ошеломлённо сказал Том, чьё опьянение постепенно проходило. Теперь он невинно любопытствовал, о чём таком говорила Лилиан. <Ты дежуришь первый. Не стреляй, если нет прямой угрозы, и не вздумай заснуть. Сэнди, сделай ему два больших чайника кофе и сиди рядом, если потребуется>, - на этот раз Лилиан говорила немного громче и твёрже, глядя на дочь сверлящим взглядом коричневых глаз. <Мама, а зачем нам дежурить?> - спросила Сэнди с тем же любопытством. На этот вопрос Лилиан вздохнула, взяла сумочку и достала револьвер .38 калибра в кобуре, протянув его Тому. Сэнди заговорила: <Мне кажется, идея не очень, учитывая, что он всё ещё может быть немного пьян, мам>. Том одарил Сэнди злым взглядом.
<К твоему сведению, три с половиной часа на тридцатиградусном морозе с молотком, который постоянно бьёт тебя по пальцу, весьма неплохо отрезвляет, МИЛАЯ!> - многозначительно сказал он. Лилиан решила поиграть в миротворца и прервать эту маленькую перебранку, опять заговорив твёрдым голосом: <Тихо, вы оба, берегите силы. Том, иди, почисть одежду и прими холодный душ, чтобы проснуться. Сэнди, займись кофе. Я пошла спать. Следите за улицей и посматривайте через окно чёрного входа, не происходит ли чего необычного. Если что-то увидите, кричите. Вот коробка патронов для пистолета, не заряжай, пока не выйдешь из душа>. Оба спорщика покраснели, как будто их отшлёпали, как четырёхлетних детей, покорно посмотрели на Лилиан, сказали <Да, мэм> и занялись своими делами. Лилиан поставила на стол коробку патронов, взяла очки, обняла Тома и Сэнди и пожелала им спокойной ночи. <Три утра, Том, не вздумай забыть. И оставь мне, пожалуйста, немного кофе>, - это были её последние слова тем вечером перед тем, как она пошла в свободную спальню. Том ещё раз её обнял и пошёл в душ, Сэнди только покачала головой и двинула на кухню. <Интересно, чего она так волнуется>, - раздумывала Сэнди, <половина домов в нашем районе либо брошена, либо изъята за долги>.

Том выпрыгнул из-под струи холодной воды и быстро просох. Поскольку подогрев воды без газа не работал, ледяной душ мгновенно вывел его из себя. <Каким, чёрт побери, образом газ связан с болезнью нашего проклятого доллара?> - вслух поинтересовался он. Когда он надевал джинсы и майку, в спальню вошла Сэнди, сделав ему знак вести себя потише. <Мама уже спит, милый>, - прошептала она. Том схватил теннисные кеды и вышел вместе с Сэнди на кухню, посмотрев на часы и отметив, что уже без двадцати двенадцать. На кухне он присел, надел кеды и посмотрел на жену, наливавшую ему в кружку горячий кофе. <Милая, у нас ведь не будет сегодня проблем с нашими соседями?> - обеспокоенно спросил он Сэнди. Она передала ему сахар и сказала: <Не думаю, дорогой. Мне страшно. Правда, очень страшно. Помнишь тех странных людей, которых мы две недели назад видели на улице? Для меня это уже чересчур, но ты ни в коем случае не должен спать>, - сказала Сэнди, чьи глаза наполнялись слезами, будто она вот-вот расплачется. Том размешал в кружке сахар и, встал, чтобы обнять и успокоить жену. <Пора включить внимание>, - сказал он, загоняя патроны в барабан револьвера, <Я постараюсь что-нибудь поймать по радио, которое она привезла, чтобы слушать. Ну и окна начну проверять. Давай-ка, погаси весь свет, кроме двух ночников на кухне>.

Тому пришлось чуть-чуть привыкнуть к радио, однако, после того, как он случайно включил и выключил сигнал тревоги, он нашёл переключатель диапазонов и поставил его в положение АМ. Он настроился на 750 волну, по которой громко заиграла <Даблью-Эс-Би>, но вместо повтора его любимого шоу, в эфире шла новая национальная программа <Америка за прошедший день>, сухая, насколько это вообще возможно. <Фу, гадость>, - пробормотал он Сэнди, - <Выбора у нас почти нет, эта передача идёт почти на всех станциях, которые я включаю. Видимо, придётся слушать этот мусор до тех пор, пока не утихнет вся эта чрезвычайная ситуация>.

Фоном негромко играла какая-то невыразительная мягкая поп-музыка из 80% - почти то же самое обычно звучит в лифтах. Том подошёл к фасадному окну и осмотрел сквозь щели жалюзи свою дворик и улицу за забором. Как будто уже по привычке, он скосил глаза на часы и увидел цифру 12:21. Он остановился, чтобы глотнуть кофе и пошёл к чёрному входу к своей жене. БУМ! БАХ! БУМ! Том услышал шум, в спешке поставил кофе на коктейльный столик, расплескав при этом половину, и побежал на кухню, чтобы посмотреть из окна, что же происходит. <Милая, ты что-нибудь видела?> - спросил он. Сэнди отрицательно покачала головой, тогда он выглянул из окна, выходящего на задний двор. Там, в свете фонарей, реагирующих на движение, он увидел то, что даже в мыслях не мог представить в качестве объекта для беспокойства во время этого кризиса. Со вздохом облегчения он понял, что надо было занести мусорные баки в гараж. Во дворе сидел голодный енот, оцепеневший на секунду от фонарей, загоревшихся, когда он пытался что-то ухватить. Он быстро пришёл в себя и убежал с добычей от мусорного бака. Сэнди улыбнулась, однако её мама, завязывавшая пояс халата, крикнула: <Что это, чёрт побери, было?> Том сказал: <Мама, возвращайтесь в кровать, это всего лишь енот. Пойду, занесу баки в гараж. Разбужу вас лучше в четыре часа, потому что спать мне уже совершенно не хочется>. Она кивнула и пошла назад в спальню досматривать сны.

Том наконец-то открыл все самодельные замки, убрал с дороги баррикаду, положил в кобуру обойму и убедился, что она надёжно держится на поясе. Он сделал глубокий вдох, надел куртку и открыл чёрную дверь, с любопытством ожидая увидеть беспорядок, который устроило животное. Однако не менее любопытно ему было, сможет ли он увидеть или услышать что-нибудь на холме, вид на который открывался с его заднего двора. Его фонарик высветил разбросанный по всему участку мусор, который он начал собирать, осознав, что должен был подумать об этом, когда забивал досками окна. Когда он закончил уборку и оттащил баки через переднюю дверь в гараж, он заметил, что дым шёл из гораздо большего количества печных труб, чем обычно. Воздух наполнял запах горящего дуба и сосны. <Чёрт побери, жаль, что у меня нет печи дома>, - подумал он. Когда он закрыл дверь в гараж, он посмотрел на северо-запад в сторону Атланты и заметил очень странное красное свечение на горизонте, будто бы там начинался лесной пожар. Проковыляв в дом, он отряхнул одежду, посмотрел на Сэнди, которая приняла выражение лица нетерпеливой жены и, не дав ей сказать ни слова, заговорил сам: <Всё, за енотами я убрал. Но к северо-западу от нас горит какой-то странный огонь или что-то в этом роде. Я поиграюсь с радио, попробую что-нибудь узнать, если кто-то передаёт местные новости>.

25 февраля 2012 0658 по Гринвичу

Четвёртый чайник кофе пах лучше, чем первые три. В комнате радио теперь было потеплее, и старик включил древний радиопередатчик <Халликрафтерс> СР-160, который озарял комнату успокаивающим светом своих ламп. Такое ощущение, что он приглашал присесть и послушать или поболтать с людьми со всего мира. Я взглянул на мистера Льюиса, но он не дал мне и слова сказать: <Тихо, сейчас в эфир выйдет <Радио Австралия> с выпуском новостей. Может быть, узнаем что-нибудь серьёзное по поводу того, что здесь творится>. Я кивнул и, услышав под конец часа мелодию <вальсирующей Матильды> (неофициальный гимн Австралии - прим. перев.), передал ему очередную чашку крепкого чёрного кофе и присел на кресло послушать, что будут передавать. Мистер Льюис меня поблагодарил и увеличил громкость радио, на котором красовалась табличка с названием <Дрейк>. Динамики радио огласили комнату новостями, от которых меня потом трясло ещё неделю:
В эфире <Радио Австралия>, а на часах 7:00 по Гринвичу. Говорит Майк Фланаган, а теперь заголовки новостей со всего мира и из Австралии. Посольство США в Сиднее всё ещё закрыто после попытки взрыва террористом-смертником, произошедшей этим утром. Число жертв схода с рельс поезда в Восточной Сибири достигло 128 человек, Россия обвиняет в саботаже и нападении исламских экстремистов. Великобритания, чтобы предотвратить доступ в страну подстрекателей беспорядков, уже второй день держит на замке все свои границы и перекрыла Евротоннель. Власти Британии сообщают о том, что из-за банковских бунтов в Ливерпуле около 137 зданий были разрушены или повреждены огнём. Китай установил обменный курс к британскому фунту стерлинга в размере 15 фунтов за один юань. Также Великобритания сообщает о том, что национальная система железнодорожного сообщения останется закрыта, поскольку в некоторых частях Лондона, Манчестера, Ипсвича и Оксфорда из-за беспорядков, в которых погибло более трёхсот мирных жителей и двадцать пять солдат, было введено военное положение. Из США просачиваются сведения о том, что Калифорния намеревается объявить дефолт по всем долговым обязательствам и передать функции государственного управления органам ФРС США до тех пор, пока не завершит действие выпущенная в чрезвычайном порядке декларация. А теперь подробнее о новостях расскажет Колин Фендвич.

<Ээээ: Мистер Льюис, самое время узнать, что творится в Калифорнии. Вы можете с кем-нибудь там связаться?> - невежественно спросил я. Он хлебнул кофе, повернул ко мне лицо, побледневшее от новостей, и заговорил слабым голосом, будто бы готовясь заплакать: <Сынок, у меня нет ни малейших сомнений, что мне не стоит сегодня снова выходить в эфир. Давай просто будем слушать, посмотрим, что сможем узнать. Я даже не знал, что была эта чрезвычайная декларация и что это вообще такое. Если ситуацию не прояснит американский союз радиолюбителей или федеральная комиссия по связи, я вполне могу оказаться нарушителем>. Эта фраза на секунду вогнала меня в ступор, но затем я сел рядом с ним, а Льюис увеличил на <Дрейке> громкость и переключил динамик на приёмник Айком, сканируя частоты, которые заставили меня задуматься, чего он пытается найти. <Я пытаюсь настроиться на каналы, которые используют морские суда, чтобы узнать, что происходит в переговорах корабль-берег, и что у них за новости. Обычно они говорят по спутниковой связи, но на такой случай, мне кажется, они будут транслировать так, чтобы их было хорошо слышно>.

На цифровом дисплее светились цифры 8047, которые мне ни о чём не говорили, а из динамиков раздавался неразборчивый шум. Он несколько раз прервался, когда Льюис нажимал кнопку <Нижняя боковая полоса частот>, а затем и кнопку <Верхняя боковая полоса частот>, после этого он поиграл с сигналом, добившись чёткого и ясного звука. <Странно, почему-то он не зашифрован>, - пробормотал мистер Льюис, и тут началось веселье. <Мичиганский оперативный штаб Ленсинг вызывает штаб национальной гвардии Гранд Рэпидс. Место <Фокстрот Зебра девять-девять> введено в эксплуатацию. Пожалуйста, переведите туда объекты. Конец связи>. Он посмотрел на меня, а я - на него, без малейшего понятия, что же происходит. <Объекты?> - вслух спросил я. Мистер Льюис казался более воодушевлённым, чем я. Он цыкнул на меня, чтобы послушать передадут ли по каналу связи ещё чего-нибудь. <Бип, Бип, Бип, это штаб <Рэпидс>, ожидайте номера социального страхования объектов. Передаю их по безопасному каналу номер 27. Бип, Бип, Бип>. Это сообщение ещё больше нас напугало, и я сказал: <Старик, у нас нет никакой информации о коллапсе Британии, Би-Би-Си найти можешь?>

Он убавил громкость, снял очки и посмотрел на меня как напуганный ребёнок на фильме ужасов: <Сынок, я уже больше трёх часов проверяю все частоты вещания Би-Би-Си. Такое ощущение, будто целая страна исчезла с лица Земли. Корона горит, а их деньги ничего не стоят, раз уж даже коммунисты их не хотят. На британских островах происходит что-то плохое, а мы не можем понять, что. Из-за того, что оттуда нет никакой информации, мне становится только страшнее. Если у них такие проблемы, я даже думать не хочу о том, что происходит в южной Каролине или Детройте>.

Я посмотрел на светящийся <Халликрафтерс> и начал беспокоиться о своей жене и том, что за чёрт происходит в темноте. Скоро наступит рассвет, и через несколько часов я пойду домой, спасибо за это Богу.

25 февраля 2012 6:40, центральное время

Майк медленно подкатился к съезду в сторону своего города, ожидая, что его остановит блокпост. Однако, на этот раз, там никого не оказалось. Подчинённых шерифа отозвали на другие дороги округа, пытаясь одновременно защитить его центр. Зная, что жена, наверняка, волнуется и ждёт его звонка, он ухватился за мобильник, но увидел на экране надпись <Нет сети>. <Ну что ж, слава Богу, я старомоден>, - пробормотал он и поднял микрофон своего любительского радио <Кобра>. Он настроился на 35 канал ВБПЧ и нажал на кнопку микрофона, медленно и чётко проговорив: <Запрос на 37, запрос на использование 37-го, милая, ты сегодня на связи?> Он снова включил первую скорость, медленно разгоняя пустой трейлер, чтобы не скользить на заледеневшей дороге. К его облегчению по радио раздался голос: <Детка, я дома, у меня всё в порядке, кофе уже готовится. Ты когда будешь дома?> Майк улыбнулся, он знал, что его жена была настоящей железной леди и в точности последовала его указаниям. <Тут настоящий каток, если меня не вынесет с дороги, я буду дома через двадцать минут. Люблю тебя, солнышко!> - сказал Майк и повесил микрофон на место. <Я тоже тебя люблю, скоро увидимся>, - успокаивающе проговорил голос на другом конце. Приключения банды <Блэкуотёр> были позади, и Майку не помешает передышка.

Сдавая грузовик себе во двор, где он с прицепом будет в безопасности, Майк заметил на снегу ряды маленьких флажков, очень похожих на те, которыми отмечают инженерные коммуникации. Небольшие флажки были зелёного и пурпурного цветов, располагались они в 4,5 метрах друг от друга. <Ну что на этот раз, я же погасил счёт за электричество> - пробормотал Майк. Когда грузовик остановился, он спустил воздушные амортизаторы, чтобы уменьшить высоту грузовика и заблокировал тормоза. Затем, будто стараясь ещё больше себя обезопасить, он вытащил из бокового отсека запор для колёс и заблокировал колесо с водительской стороны, чтобы грузовик было сложнее сдвинуть с места. <Попробуйте это срезать и не получить пулю, подонки>, - подумал Майк. Затем он дошёл до конца подъездной дорожки, закрыл ворота, дважды обвязал вокруг них цепью и повесил тяжёлый замок, затруднив доступ на свою территорию без газовой горелки или тарана. Приведя в действия все меры по безопасности, закрыв грузовик, прицеп, ворота и замок на топливных баках, он решил, что пора пойти в дом и проведать жену, чтобы её успокоить. Когда он двигался к дому, снова пошёл снег, будто бы кто-то хотел, чтобы этот маленький кусочек фермерских земель был укрыт от незваных гостей надёжным покрывалом. Улыбка на его лице стала шире, когда на подходе к дому дверь открылась и жена поприветствовала его крепкими объятиями.

<Я так волновалась> - сказала она, крепко его сжимая, <Дай мне зайти в дом и снять всю эту одежду, женщина, после этого можешь обнимать меня хоть весь день>, - с любовью сказал Майк. Он снял всё зимнее обмундирование и аккуратно его повесил так, как она любила - жена в это время закрыла дверь, пододвинула к ней самодельную баррикаду из поленницы и закрыла все замки. Ещё раз обняв, она прошептала ему на ухо: <Джек в госпитале. Дела у него совсем не очень>. На Майка будто гора обрушилась, он тут же начал засыпать её вопросами: <Что стряслось? Как ты узнала? Какой госпиталь?> Салли заглянула глубоко в его усталые глаза и ответила: <Он в военном окружном госпитале Фарго, милый. Его жена просит узнать, сможешь ли ты её туда завтра отвезти, он как раз сможет принимать посетителей, офицер связи сказал, что можно будет заехать. Весь блокпост попал в засаду, весь район закрыт. Всё случилось несколько часов назад. Она сейчас спит в гостиной. Я думаю, она немного напугана>.

25 февраля 2012 05:40, центральное время

Пастор Льюис был ошеломлён. В его церкви теперь ютилось три семьи, у некоторых были пластиковые пакеты, полные одежды, у некоторых - небольшие полотняные мешки с бутилированной водой. Две семьи были иммигрантами, которые работали здесь на фермерских хозяйствах. Много лет назад с его помощью они подали заявки на легализацию своего статуса, и вернулись, чтобы помогать на рисовых фермах. А вот третья семья его как раз и шокировала - это были владельцы той фермы. <Чак, ты в порядке? Что случилось с твоей семьёй и фермой?> - спросил пастор. Чарльз Левеллин был местным жителем, его семья жила здесь более сотни лет. Его упёртый подход к жизни и работе не пошатнулся на его веку ещё ни разу, до сегодняшнего утра, когда его жизнь навсегда изменилась.

<Отец>, - так он его всегда называл, - <Кэли стоял в дозоре, когда мы около 3 утра услышали два выстрела. Я схватил дробовик и побежал к входной двери, а эти громилы меня там встретили и предложили выбор. Знаем, говорят, что у вас готово к поставке более двух сотен фунтовых мешков с рисом, мы пришли их забрать. У них был автомат и, Господи, Боже мой, они подстрелили моего сына>. Мистер Левеллин упал на колено, схватив пастора за руку и рыдая: <Я послал их к чёрту, а один из них бросил бутылку с чем-то горящим в мою гостиную, а другую - в столовую и дом тут же загорелся. Я схватил жену и внуков и мы побежали в трейлер Джорджа, чтобы их разбудить. До того, как мы убрались с участка, они подпалили ещё один трейлер и я не знаю, выбралась ли семья, которая в нём жила. Мы разбудили столько народу, сколько смогли, взяли то, что удалось взять и на всех парах укатили на пикапе Джорджа. Они крали всё, что могли. Боже мой, моя семья, моя дочь, мы не смогли её найти, пожалуйста, помогите нам, отец, если можете>.

Пастор был в шоке. Он завёл всех в церковь и вытащил из кармана мобильник. Однако на экране его красовалась надпись <Нет сети>, так что он побежал к себе в офис и ухватился за трубку телефона, в которой, однако, вместо гудков его приветствовала тишина. Пастор крикнул через всю церковь: <Чак, ты знаешь, где кладовка, пожалуйста, подержись минут двадцать, я сгоняю в город и позову шерифа. Закрой двери, пока я не вернусь, покорми тут всех и напои чем-нибудь горячим. Я постараюсь побыстрее, обещаю!>

Дверь главного входа в церковь с громким хлопком закрылась, и пастор Льюис вытащил из кармана ключи, закрыл замок и побежал к машине. Когда он заводил свой потрёпанный старый Форд <Таурус>, он начал по мере того, как его одолевала паника, всё больше молиться и просить Бога наставить его на путь истинный. Короткая поездка показалась ему бесконечно длинной, однако когда он подъехал к городской площади Де Витта, он заметил, как солдат национальной гвардии Арканзаса крикнул ему остановиться. Молодой чёрный солдат вёл себя очень профессионально и, когда пастор опустил стекло, сказал ему твёрдым командным голосом: <Покажите мне ваше удостоверение личности, сэр, и, пожалуйста, заглушите машину>. Пастор Льюис нервно поигрался ключами в замке зажигания, заглушил машину и полез за бумажником, приговаривая: <Случилось ужасное, сын мой. Я пастор Льюис, тех людей, что живут за пределами города, убили>. Затем добрый пастор сделал паузу и продолжил: <О нет, где же бумажник?> Стоило ему броситься к бардачку, как он заметил, что военный полицейский достал пистолет и прицелился в пастора, закричав: <Тихо, сэр, не делайте резких движений>. Пастор поднял свободную руку вверх и медленно открыл бардачок, забрал оттуда регистрацию и с дрожью в руках проговорил: <Сэр, прошу вас, не стреляйте, я оставил бумажник в церкви, вот моя машина и свидетельство о регистрации, клянусь, пожалуйста, не стреляйте. Нам надо спешить, за городом умирают или уже умерли люди>.

Военный полицейский отступил на два шага назад, передавая регистрацию другом солдату стоящему слева, после чего сказал: <Сэр, пожалуйста, медленно выйдите из машины. Не делайте резких движений и держите руки так, чтобы я их видел>. Пастор вышел из машины уже в слезах. <Но сэр, тут недалеко люди погибли. Его семья в ужасном состоянии. Они прячутся у меня в церкви, ждут, когда я вернусь. Я приехал, чтобы найти шерифа, сэр, сэр:> Полицейский не дал ему договорить и сказал: <Сэр, пожалуйста, прекратите говорить. Мы проверим эту информацию. А пока что вы арестованы за нарушение комендантского часа. Ещё не восемь часов. Положите руки на багажник машины и расставьте ноги в стороны. Перед тем, как предпринять любое действие или взять у вас заявление о происшествии, мы должны установить вашу личность>.

День, когда доллар умрёт, часть 11.

Заря над Америкой

Коротенький комментарий к этой части. Тем, кто помнит старый мини-сериал <Америка> с Эй-Би-Си: в случае серьёзной и безнадёжной чрезвычайной ситуации в нашей стране, мы гораздо быстрее, чем думаем, склонимся перед новыми нормами, совсем как в том сериале. Отсюда и смысловая нагрузка очередной серии. И не забывайте, всё, что следует дальше - ВЫМЫСЕЛ:

Продолжение:

25 февраля, 2012 03:05

БАЦ! Сидевшего на стуле рядом с фасадным окном Тома оглушило ударом. Внезапная острая боль в спине - и он уже на полу. Том попытался стряхнуть с себя сонное оцепенение и дотянуться до пистолета, который он забыл убрать в кобуру, как вдруг рядом очутилась его очень злая тёща. <Я говорила тебе не спать, идиот. Ты правда думаешь, что я хочу умереть во сне из-за того, что ты пьяный и ленивый? Слезай с моего стула. И где, чёрт побери, мой пистолет?> - прогремела Лилиан, используя самый грубый из доступных ей способов донести свою мысль со стратегическим применением проклятий из Южной Джорджии на случай, если он её не слушал. Том, всё ещё не отошедший после удара тростью по спине, окинул взглядом комнату и понял, что оставил пистолет на кухонном столе. Как ребёнок, которого отчитал родитель, он подошёл к столу, аккуратно взял пистолет и протянул своей тёще. <Мама, я:> - начал было Том, но закончить не успел. <Слышать ничего не хочу. Прямо сейчас я и твоя жена могли быть в заложниках у какой-нибудь банды или ещё чего похуже из-за того, что тебе ТАК ЗАХОТЕЛОСЬ поспать. Ты понимаешь, что за чёрт происходит вокруг? Тот огонь, который ты видел - это, возможно, чёртова Атланта, которую подожгли банды>, - под этот аккомпанемент в исполнении Лилиан бурчащий что-то под нос Том мрачно побрёл в спальню, чтобы наверстать давно упущенные часы сна.

Лилиан всякого навидалась за свою жизнь, так что для неё происходившее не было чем-то из ряда вон выходящим. Она аккуратно положила пистолет в кобуру, залезла в сумку и вытащила ремень, которым кобура крепится на плечо. <Наверное, надо было ему сказать, что у меня есть эта штука>, - с улыбкой подумала она, поскольку в точности знала, что делать в такой ситуации, ну, хотя бы в теории. Она подкатила кресло-качалку к парадному окну и присела на него. Затем вытащила из сумки мобильный телефон и поставила в режим вибрации, установив звонок будильника на каждые сорок пять минут. После этого телефон отправился на кобуру. <Я не засну, как этот сачок>, - подумала Лилиан. Она любила Тома, но сейчас не то время, чтобы быть внимательной или чуткой. Детей испортила мирная и тихая жизнь, в которой они почти всё получили просто так. А теперь они узнают, что такое борьба за выживание.

Радио, которое слушал Том, стояло на Ви-Эс-Би на частоте 750 АМ. Лилиан решила покрутить ручку настройки и поискать другие старые станции с сильным сигналом. А может, она и вовсе найдёт станции Южной Джорджии, которые сопротивляются захвату радиочастот. <Хммм, давай-ка посмотрим, разговаривает ли ещё с дальнобойщиками старина Стив>, - с этой мыслью она настроила радио на 700 частоту в поисках знаменитой программы от Даблью-Эл-Даблью <Разговоры с дальнобойщиками>, молясь, чтобы хоть кто-нибудь продолжал работу по информированию Америки. Она чуть-чуть приглушила громкость, чтобы не мешать детям. Игравшая из динамика музыка настроила её на гораздо более позитивные мысли о происходящем. Старая песня Джерри Рида <Уэбэш Кэннонболл> сняла груз с её души, показав, что ещё не вся страна пошла к чертям. <3:37 утра, уффф, до семи ещё очень, очень далеко>, - прошептала она под нос.

После песни от диджея не прозвучало ни слова, и сразу после неё пошла какая-то старая композиция Глена Кэмпбелла. Лилиан подумала, как необычно, что Стив Соммерс ставил песни одну за другой, не разбавляя их звонками от дальнобойщиков. <Интересно, так ли всё там плохо?> - пробормотала она шёпотом. Затем она взялась за трость и пошла на кухню, чтобы выключить кофейный аппарат и прибрать беспорядок, который оставили там до неё. На дне кофейника красовался слой застывшего кофе, который потом придётся оттирать, но для неё это значило, что чайник придаст кофе отличный вкус и в него можно загрузить большую порцию <Максвелл Хаус>. Она засыпала в аппарат шесть ложек кофе из расчёта всего на восемь чашек, включила его и вернулась к своему креслу и радио, чтобы дослушать до конца ту старую песню, которая так раздражала её в молодости (да и сейчас тоже) - <Викита Лайниман>, по её мнению, была не самой лучшей песней Глена.

Песня подошла к концу, и вместо болтовни они поставили самую ужасную песню Глена Кэмпбелла <Райнстоун ковбой>. К этому моменту Лилиан раздумывала, что лучше: выстрелить в радио или сменить станцию. Музыка продолжала играть, а Лилиан поднялась из кресла, взяла кружку, пробормотала под нос <Да к чёрту> и подошла к столу посмотреть, как дела у кофеварки. <Слава богу, пока Том спал, включили электричество. Без кофе я бы померла>, - прошептала Лилан, наливая, капая на столешницу, двойную порцию суперкрепкого кофе. Вооружившись кофе, она снова устроилась в кресле рядом с окном, а песня наконец-то закончилась, уступив место, к облегчению Лилиан, голосу диктора: <В эфире дальнобойщик Стив Соммерс и мой новый напарник Фрэнки Уилкес, сержант сто первой военно-воздушной дивизии армии США, мы собираемся скрасить эту ночь, болтая с вами, дальнобойщиками, которые двигают Новую Америку вперёд! Господь любит вас, парни - он не дал нам закрыться. Нам нужна ваша помощь и ваш труд, чтобы двигать вперёд и кормить Америку и вернуть на рельсы её экономику>. Услышав это сообщение, Лилиан чуть не разлила весь кофе себе на колени. Однако на часах было 3:43 утра, и на радио, очевидно, всё теперь делалось по-новому. Для её маленького комфортного мирка эти изменения были к лучшему. Лилан сделала большой глоток крепчайшего кофе, и тут Стив Соммерс снова заговорил:

<Сегодня утром блокпосты и эскорты для обеспечения безопасности начнутся на Ай-75 к северу от Цинциннати на шоссе 63, съезд Гамильтон-Лебанон; на Ай-74 в направлении на запад на съезде номер 1 на Нью-Хейвен Роуд; на съезде 16 с Ай-275 в Индиане на Беллевью Авеню; блокпост на Норд-Бенд Роуд, съезд 237, закрыт для любого транспорта, кроме наделённого чрезвычайными полномочиями, однако блокпост на Ай-275 всё ещё открыт; если съезжаете с Ай-75 на юг, делайте это на съезде 184-Б в Кентукки на Коммонвелф Авеню, там вы сможете получить назначения по эскорту и разрешение на проезд блокпоста; на развилке Ай-471 и Ай-275 в южном направлении на выезде ЮЭс 27; и, наконец, на съезде 59Б на Милфорд Парквей на трассу 50 в восточном направлении. Почти все съезды на Ай-75, Ай-71, Ай-74, Ай-275 и Ай-471 закрыты на следующие 48 часов, если, конечно, у вас нет Синего пропуска. Прошу прощения, что больше ничего не могу сделать, но милый сержант говорит тут мне, что про Индианополис и Колумб Огайо мы расскажем во время следующего перерыва. Чтобы послушать информацию о том, что творится в вашем районе, настройтесь на 1610 АМ или же 8 канал на своём любительском радио. Так вы сможете узнать про изменения маршрутов, места в которых проезд запрещён и другую информацию. С вами Стив Соммерс, а теперь - музыка>.

25 февраля 2012 06:58, восточное время

<Сынок, просыпайся!> - сказал мистер Льюис. В это время я крепко спал в соседнем кресле, потеряв счёт времени, пока он крутил ручки своей аппаратуры в поисках новостей. За последние двадцать четыре часа я спал всего два, поэтому от его слов я вздрогнул. Источники информации, к которым был доступ у старика, держали меня в тонусе до тех пор, пока я не начал засыпать. Ну а теперь я поднялся, потянулся, хлебнул остывшего кофе и, протирая глаза и качая головой, обратил внимание на часы. <Минута до полудня! Мне нужно домой!> - крикнул я. <Успокойся, сынок, это время по Гринвичу, а не местное. Домой тебя нельзя ещё целый час. Кроме того, разве ты не хочешь узнать, какие новости пропустил за последние два часа?> - спросил мистер Льюис, чуть не смеясь над моим минутным порывом паники.

Он начал свой рассказ: <Не волнуйся, можешь у меня посидеть ещё часик, и когда комендантский час закончится, ты своей жене такие истории рассказать сможешь! Из Азии приходят новости о том, что все грузовые корабли, следующие в США под флагами Тайваня, Японии или Китая, должны перед тем, как продолжить путь, зайти в любой неамериканский порт. Что ещё хуже, правительство Сингапура заморозило все наши активы в своих банках и приказало сдать все доллары в банки до полудня завтрашнего дня. Я думаю, они хотят их все собрать, чтобы послать нас раз и навсегда>, - обычно мистер Льюис не отличался такой прямотой, однако сегодня она меня немного удивила. <Мы что, воюем что ли?> - спросил я. Мистер Льюис посмеялся и, глотнув кофе, ответил: <Эээ, нет. Если только не считать <Голдман Сакс> первой дивизией морской пехоты, а президента Обаму - генералом на экономической войне. Нас закрывают по всему миру, а страны-держатели наших долговых расписок требуют немедленного и полного погашения обязательств. Я думаю, это значит, что мы вот-вот увидим, что происходит, когда в тот самый вентилятор попадает большой стокилограммовый мешок органического удобрения. Эти придурки думают, что могут запугать мир, а остальной мир смеётся над нами в своих радиопередачах. А теперь тихо, давай-ка послушаем девятичасовые вечерние новости из Токио.

<В эфире радио Япония, а теперь, новости. Правительство США отказалось выдавать иностранным правительствам золотой запас из хранилищ резервного банка в Нью-Йорке. В результате этого все американские активы на территории, подконтрольной правительству Японии, заморожены. Все грузовые корабли получили приказ вернуться в порт. Вся операционная деятельность с США официально заморожена до тех пор, пока казначейство США не решит проинформировать нас о дате полного погашения обязательств золотом, товарами или в валюте, не деноминированной в доллары, которая устроит правительство Японии.

И к другим новостям. Правительство Мексики арестовано новой военной хунтой, которая объявила военное положение и заморозила все активы США во всех финансовых учреждениях. Вооружённые силы Мексики заняли позиции на границе с США, чтобы предотвратить возвращение в страну эмигрантов и переход границы гражданами США. ЮАР временно приняла золотой стандарт для оценки ранда, закрепив стоимость унции золота в размере ста рандов. Тем самым, она стала первой страной в мире, отказавшейся от свободно плавающего курса национальной валюты. В Израиле государство приняло евро и юань в качестве единственной валюты (кроме шекеля), которую разрешено использовать в торговых отношениях за пределами страны. И наконец, правительство Индии разорвало все контрактные отношения с корпорациями США и их правительством до тех пор, пока оно не сможет гарантировать платежи в жизнеспособной валюте как альтернативе доллара>.

Я взглянул на мистера Льюиса и сказал: <Хмм, мне надо домой. Ситуация стремительно выходит из-под контроля. Не стоило мне оставлять жену одну>. Мистер Льюис кивнул, но схватил меня за руку и сказал: <Давай попробуем вызвать кого-нибудь из этого района по двум метрам. Может быть, они смогут сказать, что тут происходит. Мы действуем вслепую, и тебе ни к чему вести себя как герою и идти на улицу, чтобы оставить жену вдовой>. Он дал мне старую любительскую рацию и сказал, как её использовать. Кроме того, он сообщил, что если ему потребуется моя помощь, надо послать вызов по 39-ому каналу, поскольку один из его приёмников всегда на него настроен. Я вздохнул и поблагодарил его, поскольку сейчас у меня не было никаких средств связи - все телефонные линии были отключены. После этого мы вернулись к прочёсыванию частот в поисках сведений о том, что происходит с нашей нацией. Несмотря на то, что он попробовал послать вызов своим местным друзьям, ответа ни на одной из привычных частот не было, что, похоже, очень сильно волновало старика.

Когда его часы наконец-то показали восемь утра по местному времени, я вышел из его дома под лучи солнца, ожидая, что вокруг будут гонять психи на джипах, совсем как в фильме <Безумный Макс>. Однако вместо этого в юго-западной Флориде всё было спокойно. Что и беспокоило. Я пошёл по улице и увидел, как один из соседей косил газон, как будто ничего не произошло. Ещё у одного дома люди красили фасад, будто бы ничего не происходило, а у дома, следующего за этим, собирала граблями листву и стригла кусты пожилая пара. <Я что, последние три дня был пьян?> - подумалось мне, но я не остановился, продолжая идти к тупику, в котором жил, всё ещё находясь под впечатлением от увиденного и от новостей, которые я слышал. Знак с названием улицы был всё ещё на месте, но когда я повернул за угол, я слегка испугался от того, что увидел состояние, в котором пребывал мой дом. <Джеймс!! Что случилось с моим домом??!!> - на бегу закричал я в направлении соседского коттеджа. К этому моменту я утратил способность к рациональному мышлению после того, что только что увидел.

25 февраля 2012 07:00, центральное время, Фергюс Фоллс, Миннесота

<Салли, позвони 911 и узнай, правда ли то, что ей сообщили>, - сказал Майк. <Я не верю в эту историю. С ней бы связались военные, а не кто-то неизвестный по телефону. Если её мужа подстрелили, к ней бы приехали, чтобы забрать или хотя бы оповестить, вне зависимости от того, как плохо обстоят дела. Я думаю, они просто хотели выманить её из дома>. Салли, похоже, была ошеломлена. Она поняла, что её муж, которого только что обманула горстка воров, возможно, прав. Он всегда относился ко всему с подозрением, так что эта история попала по адресу.

Салли набрала 911 и, к её удивлению, оператор поднял трубку. Тогда она приступила к долгому рассказу о событиях прошлой ночи. Оператор вежливо её выслушал и сказал: <Мэм, блокпост начал действовать этим утром. Тот, кто позвонил вашему другу - мошенник. Мы пошлём полицейского к дому заместителя шерифа Монктона, чтобы проверить, как обстоят дела>. Майк был прав, и у Салли будто гора с плеч свалилась. Однако длилось это не долго - в дверь громко постучали. Майк взял с дивана дробовик и подошёл к двери, заглядывая в глазок. За дверью стояли два человека в военной форме. Майк медленно открыл дверь, пряча за ней дробовик. <Майк Элмендорф? Меня зовут сержант Блейн из национальной гвардии Миннесоты. Мы здесь для того, чтобы зарегистрировать и провести инвентаризацию всего огнестрельного оружия вашего дома. Сэр, разрешите войти>. Профессиональная военная выдержка не удивила Майка, однако слова служаки заставили его слегка резко ответить: <За каким чёртом вам эта информация и почему я должен у вас что-то регистрировать? Перед тем, как я открою эту дверь, я должен узнать ответ на мой вопрос. Когда это в нашей стране подохла Конституция?>

25 февраля 2012 07:05, центральное время - ДеВитт, Аризона

<Пастор Льюис, меня зовут лейтенант Уилсон Экерс из управления третьего военного федерализированного округа Арканзаса. Вас привели сюда с дикой историей о фермере, на которого было совершено нападение и о гражданах и мигрантах без документов, занимающих вашу церковь. Это так?> Пастор Льюис всё ещё находился в шоке после того, как его раздели и полностью обыскали не только снаружи, но и в естественных полостях тела. После этого ему разрешили надеть трусы, заковали в наручники и пристегнули к 25 другим заключённым, сидевшим в импровизированной камере содержания сделанной из палатки. Из-за всех этих событий он не решался заговорить, и когда всё-таки набрался сил, то смог пробормотать дрожащим голосом только: <Ээээ, да, сэр, но:> и тут же был прерван лейтенантом. <Учитывая ваше согласие с нашими обвинениями, прошу вас поставить подпись здесь, сэр>, - и он указал на свежую форму, распечатанную на компьютере, которая гласила, что он признаёт, что нарушил условия комендантского часа по собственному умыслу и что он укрывал других нарушителей нового Общего акта номер один федерализированного закона о поддержании правопорядка США от 2012 года. <Эээ, сэр, я бы хотел позвонить адвокату перед тем, как что-либо подписывать. Благослови вас Господь, сын мой, за то, что вы делаете свою работу, но я не хочу отказываться от своих прав, подписывая что бы то ни было, пока не позвоню адвокату>, - мягко сказал пастор.

Лейтенант кивнул и сделал полицейскому знак увести пастора назад в камеру. После этого он громко крикнул: <Капитан, у нас тут ещё один Перри Мэйсон (Герой большого количества книг и фильмов, вымышленный адвокат, с блеском защищавший своих клиентов от ложных обвинений - прим. перев.). Мне как, следовать седьмому приказу или подождать генерального военного прокурора?> Капитан, сидевший в задней палатке, граничившей с той, в которой проводился допрос, ответил: <Ты про того либерального лютеранина или это ещё кто-то? Это принципиальный вопрос!> Лейтенант взглянул на пастора Льюиса, которому как раз надевали пластиковые наручники на заведённые за спину руки и крикнул: <Нет, сэр. Это старый-добрый псих-баптист, который не читает новости и не подчиняется инструкциям>. Капитан обдумал сказанное и крикнул в ответ: <Отведи его в пятую палатку и отключи там обогрев. Возможно, мы сможем сделать так, что все индюшки заговорят разом, и мы сможем узнать, что хотим, про инцидент в Литл-рок>.

25 февраля 2012 10:05, центральное время, западная часть Флориды

Массовая мобилизация и взятый на прокат у национальной гвардии вертолёт ускорили поиски погибшего патрульной службой Флориды. Поисковая операция растянулась на огромное пространство, и в районе Спаркса один из полицейских наконец-то прокричал: <Эй, я нашёл тело, все сюда!> Вслед за репликой в указанное им место ринулась куча народу, которая наткнулась на тело полицейского Маргейта, пестревшее дырками от пуль и лежавшее лицом вниз в наполовину замёрзшей из-за резкого похолодания канаве. Но тем утром лёд растаял бы и без солнца, настолько горячо хотели отомстить за смерть своего коллеги четырнадцать полицейских штата. Перед тем, как они смогли пробормотать ругательства или крикнуть другим о своей находке, радио прохрипело сообщением: <Машину нашли, на ней номер 129. Похоже, что авто Маргрейта находится примерно в трёх милях к северо-западу от вашего местоположения. Капитан, нам приземлиться и посмотреть, что с ней или подождать подмогу?> - спросил командира экипажа вертолёта.

Капитан Франклин чуть не валился с ног после пяти дней подряд на службе. Этот инцидент был уже пятым случаем убийства полицейского за последние два дня, и терпение капитана было исчерпано. Он взял висевший на груди микрофон и проговорил: <Убить всех сукиных детей. Я устал играть по-хорошему и устал от того, что эти животные от меня уходят. Если у них там лагерь, выносите всех, мы не можем позволить себе потерять ещё полицейских!> - с этими словами он воткнул микрофон в крепление на плече. Командир вертолёта подтвердил получение приказа и начал обстреливать лагерь, в котором стояла патрульная машина и по которому сновала куча людей сомнительной, а то и криминальной внешности. Пулемёты на вертолёте были хоть и старые, зато весьма эффективные. Даже не смотря на то, что <вертушка> была вооружена не <миниганом> от <Дженерал Электрикс>, они всё равно хорошенько потрепали автомобиль и уничтожили криминальный элемент, метавшийся внизу. После нескольких минут работы по цели он прокричал по радио: <Большая часть целей уничтожена, некоторые, возможно, передвигаются пешком в вашем направлении. Семнадцатая машина ВВС Гвардии возвращается на базу. Конец связи>.

Они не знали, что две недели спустя группа бродяг наткнётся на эту группу теперь уже мёртвых бродяг. Тех, которых расстреляли к чертям собачьим, чьи тела валялись тут и так по их лагерю. Именно там были расстреляны шесть мужчин, шесть женщин и тринадцать детей. Государство решило, что полицейские устранили преступную группу, не смотря на то, что настоящие преступники всего лишь бросили патрульную машину рядом с лагерем бездомных через несколько часов после убийства полицейского Маргейта. Теперь преступником в глазах полицейских, по которым ежедневно стреляли, был каждый. Теперь, если осторожничать перед действием, вполне можно оказаться в списке мёртвых. Проблема в том, что на каждого полицейского, который заботился о гражданских, приходилось бог знает сколько тех, кому было всё равно. Тех, кто был готов отбросить нормы закона или приказы правительства, спускавшиеся сверху чуть ли не каждый час, чтобы сохранить себе жизнь. Время рассудит. Теперь свободу попирали уже каждый день, как и предсказывали некоторые люди, молившиеся, чтобы этого не случилось.

Источник:
"Переводика"
 
 

Поиск:


Авиабилеты и отели:



RSS:

Rambler's Top100