Главная arrow Новости arrow Есть ли гражданское общество в России - взгляд из провинции

Видео:

 

Партнеры:

Спонсор раздела:




Спонсор раздела:




Спонсор раздела:




Спонсор раздела:




Спонсор раздела:

Статьи:

В России газа нет, или Россия-ледяная Нигерия

Представим (выдумаем) с вами ситуацию, что вам/мне (бедным родственникам) досталось дядюшкино наследство, ну, к примеру… газовые поля (газовое месторождение) – ну, небольшое такое… маленькое. Нашей радости нет предела. Мы богаты! Но не тут-то было. Выясняется, что дядюшка кроме наследства оставил и мелкие проблемки... вроде долгов перед банком за освоение месторождения и мелкой проблемки перекачивающего компрессора, которому осталось «жить» не долго, ремонт бесполезен, надо покупать новый. Итак, получаем: текущий счёт обнулён в пользу банка и необходима замена компрессора, зарплата рабочим и прочее, прочее....

 
Есть ли гражданское общество в России - взгляд из провинции


Гражданское общество и демократия в России – всего лишь имитация. Такое громкое заявление прозвучало на открытых политических дебатах в минувший вторник в Петрозаводске, и прозвучало из уст представителя партии власти.

 12 октября, накануне первого дня рождения карельского отделения клуба «Полит-грамота», на его сцене вновь встретились коммунисты и единороссы. Александр Степанов, депутат ЗС РК от КПРФ, и депутат ЗС РК от ЕР Кирилл Шеков (к слову, самый молодой в депутатском корпусе Законодательного Собрания) обсуждали тему взаимодействия гражданского общества и государства в России.

«Государство и гражданское общество: кто сверху?». Именно так звучал рабочий вариант названия очередных, седьмых по счету политических дебатов. Уже второй сезон эти мероприятия в Петрозаводске ежемесячно проводит медиа-проект «Полит-грамота: Карелия». В рамках этого проекта молодежь и общественные организации имеют возможность обсудить актуальные темы и задать вопросы депутатам, политикам, общественникам, выступающим в роли дебатеров. За минувший год на «горячих стульях» посидели многие известные люди города, журналисты, министры карельского правительства.

«Почему имитация? Потому что в течение 70 лет у нас не было никакой демократии, и вдруг она появилась. Нам пришлось что-то заимствовать. И эта имитация существует во многих странах на постсоветском пространстве». Так объяснил ситуацию Кирилл Шеков.

Пришедшие на дебаты ожидали «кровавую баню». Однако спор вышел вполне цивилизованным, без затыкания ртов и выплескивания воды в лицо друг другу, несмотря на то, что оппоненты сразу же разошлись во мнениях. Александр Степанов в своем определении гражданского общества как некой идеологической конструкции, опирается на утверждения идеолога средних веков Джона Локка. Тот писал, что гражданское общество – это общество собственников. То есть, если есть у человека собственность, то он гражданин, а если нет, он не входит в члены гражданского общества. Исходя из этого определения, коммунист Степанов считает, что идеального гражданского общества в России просто не может быть, «поскольку для этого необходимо, чтобы 2/3 населения стали собственниками и были состоятельными людьми».

 Кирилл Шеков в ответ обрисовал свое видение главной темы разговора. По его словам, гражданское общество – это все то, что не государство. В это понятие входят не только НКО, различные клубы по интересам и общественные организации. Это общество включает в себя абсолютно всех граждан, поскольку каждый может иметь свою гражданскую позицию и озвучить ее. Некоторые считают, что гражданское общество может существовать автономно, как самоорганизация. По мнению же Кирилла Шекова, должен существовать некий порядок организации, который позволяет людям понимать друг друга и иметь возможность донести свои позиции до государства. В свою очередь его оппонент заявил, что механизмы взаимодействия государства и общества, – это в большинстве своем механизмы подчинения, поскольку практически все общественные организации контролируются государственными органами, а иногда бизнесом. Таким образом в этом моменте точки зрения оппонентов оказались очень близки: все-таки существует определенный структурированный порядок, хотя, возможно, и не желательный большинством граждан. «А стайка бомжей, которые договорились между собой, где кому собирать бутылки, – это тоже гражданское общество?» – спросил коммунист своего коллегу по парламенту. Ответ был дан положительный. Оказалось, что единоросс Шеков уважает выбор бездомных, однако при этом он назвал такую структуру бездомных самоорганизацией в чистом виде.

Такой «самоорганизацией в чистом виде» можно назвать события в Кондопоге в сентябре 2006 года, когда жители города, объединившись, приняли жесткое решение противостоять криминалу, задушившему город. Этот пример, как элемент гражданского общества, привел Степанов, кстати, как противоречие самому себе.

 Однако «Единая Россия» в лице своего депутата оказалась в корне не согласна с такой трактовкой вопроса. «События в Кондопоге – это прежде всего информационная бомба, и такое гражданское общество сделало очень плохой пиар Кондопоге и Республике Карелия», – сообщил Кирилл. «Все на самом деле начиналось в Интернете, а непосредственно в город приехали несколько бритоголовых, которые и «взорвали» эту бомбу», – добавил он, назвав при этом скинхедами резидентов Движения против нелегальной иммиграции, прибывших в карельский город с «официальным визитом». Таким образом из слов Шекова можно сделать неутешительный вывод, что кондопожане сами виноваты в ситуации, произошедшей в их городе в сентябре 2006 года. Впрочем, депутат тут же пояснил, что гражданское общество – это «вовсе не потасовки между бандюганами и попытки каких-то псевдодемократических структур строить на этой базе свой имидж»: «Гражданское общество – это когда наши автомобилисты вышли на улицу с покрышками требовать нормальные дороги, или когда мамы собрались у мэрии требовать детские сады». Но это события давние. И лишь в последнее время дороги в городе стали приводиться в мало-мальски нормальный вид, а ситуация с детскими садами напряженная до сих пор. Впрочем, это даже логично: ведь по утверждению Шекова, чиновники не являются частью гражданского общества, и, получается, могут и не реагировать на требования граждан. Лишь когда действительно припрет, как в свое время жителей Кондопоги.

Судя по реакции большинства зрителей, – наиболее бурными аплодисментами приветствовался Кирилл, – было очевидно, за кем осталась негласная победа на дебатах. Но восторги выражала лишь молодые и активные сторонники «единороссов» – группа поддержки Кирилла Шекова. Когда ведущий дебатов Алексей Гаврилов поинтересовался мнением зала, есть ли в России гражданское общество или нет, ответы были очевидны изначально: молодые «триколоровцы» дружно подняли руки «за», а пришедшие с Александром Степановым «красные» проголосовали «против». Последних в зале было количественно меньше, и вопрос о наличии гражданского общества в России решился, как обычно, большинством голосов в пользу «Единой России». При этом хорошо было бы поинтересоваться у самих групп поддержки, что они сами подразумевают под понятием «гражданское общество», однако здесь был риск, что сторонники дебатеров, скорее всего, как один, просто бы согласились со словами своих лидеров.

В целом разговор получился довольно интересным и конструктивным. Из зала поступали вопросы, оппоненты излагали свои точки зрения, было немало забавных моментов. Один из вопросов поставил представителя партии власти в тупик. Его задала координатор общественной организации «Голос» в Карелии Татьяна Васильева: «Несколько лет назад общественным организациям было запрещено наблюдение на выборах. Нужно ли вернуть такую практику для того, чтобы граждане сами могли следить за ходом выборов и, соответственно, верить их результатам? Запрет и возможное возвращение общественников на избирательные участки – это шаг вперед или шаг назад в развитии гражданского общества?». Молодой «единоросс» заявил, что все политические партии имеют право выставить своих наблюдателей.
Однако общественные организации – это не партии, и речь здесь идет именно о независимых и незаинтересованных наблюдателях, которые лишились возможности попасть в избирательные комиссии. Ответ Кирилла на эту претензию был несколько абсурден: «Вы можете вступить в какую-нибудь из партий». Но это в свою очередь уничтожает саму идею независимого наблюдения.

 Александр Степанов высказал противоположную точку зрения: нужно вернуть общественных наблюдателей, но власть в этом не нуждается.

И, разумеется, какой же разговор о гражданском обществе в России без теории американского антироссийского заговора? Коснулись дебатеры и этой темы. Зарубежные гранты не редко являются едва ли не единственной возможностью для осуществления каких-либо проектов на территории России, будь то общественные, политические или творческие проекты. Но, как известно, кто платит, тот и музыку заказывает. «Я просто не верю, что там живут какие-то добрые дяди и тети, которые просто так сыплют деньгами, мол, мы хотим, чтобы вам было хорошо, – заявил Кирилл Шеков. – Давайте наивными не будем!».
Можно называть это паранойей, фобией пресловутого плана Даллеса, можно просто усмехнуться. В частности, это подтверждает тот факт, что масса различных интересных проектов хоть и создается на зарубежные деньги, но создатели их никогда не получают указаний работать исключительно в угодной спонсорам стезе. Например, организация выставок художников неким культурным фондом или создание видеофильма авангардным режиссером для какого-нибудь европейского фестиваля вовсе не грозит развалом России. И уж тем более нет смысла страшиться социальных проектов, например, помощи детям-инвалидам.

Однако при этом нельзя полностью игнорировать то, что за каждым спонсорским долларом стоит идея об американизации мира. И не надо быть крупным специалистом в политологии, чтобы это понимать. И, восторгаясь деятельностью общественных организаций, помогающих тем, кто не в состоянии что-либо сделать без финансовой помощи из-за рубежа, все-таки не стоит полностью застилать глаза завесой добросердечности. Когда начинаются спонсорские вливания, тогда общество незримо попадает под контроль того, кто платит.

Александр Степанов поделился рецептом независимости от подобных явлений: гарантией неподкупности и непродажности какого-либо общества или партии, по его мнению, являются членские взносы. Если члены общества не жалеют сотню-другую, это говорит о его независимости. В частности, едва ли не главным источником доходов КПРФ являются как раз добровольно-обязательные взносы членов партии.

Древние римляне гордились и дорожили званием гражданина, потому оно делало их независимыми и неприкосновенными. А в современной России таким статусом обладают только депутаты. Не редко в мечтах о светлом и счастливом будущем человек забывает о своем настоящем. Гражданское общество не надо ожидать в перспективе. Нет смысла его строить для того, чтобы когда-нибудь наши дети зажили счастливо. Перефразируя известный лозунг хиппи 60-х, гражданское общество есть здесь и сейчас, если ты сам захочешь этого. И многого для этого не надо. Всего лишь честно трудиться, честно жить и верить в то, что каждый твой поступок укрепляет и развивает страну, в которой ты живешь.

Матвей Сярки ("Полит-грамота: Карелия")

 
 

Поиск:


Авиабилеты и отели:



RSS:

Rambler's Top100